Экстрасенсы особого назначения

504043

Люди Х стоят на учете у спецслужб

21 февраля «Комсомолка» объявила о созыве съезда людей-рентгенов. С тех пор мы их выискиваем, регулярно рассказывая на страницах газеты о будущих делегатах. А на днях раздался телефонный звонок.

– Мы знаем сотни очень сильных экстрасенсов – все они под нашим контролем, – сказал человек, назвавшийся Николаем Ивановичем. – Но к вам на съезд эти люди не приедут, поскольку очень заняты. Соберутся лишь шарлатаны да «молодняк».

– Ну, это мы еще посмотрим, – возразила я. И предложила встретиться для более детального разговора.

..Поздно вечером в маленьком кафе возле Лубянки меня поджидали двое мужчин в штатском. Один представился Александром, сотрудником ФСБ, отвечающим за вопросы энергоинформатики. Все три часа беседы он только слушал, а когда подавал реплики, то просил выключить диктофон. Второй – тот самый Николай Иванович – оказался менее засекреченной личностью.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Николай Иванович ОРЛОВ. 52 года. Живет в Красноярске. Окончил две академии – Красноярскую медицинскую и Военно-медицинскую. Кандидат медицинских наук. Защитил диссертацию по теме «Использование психоэнергетических методов по повышению боевой готовности личного состава». Работал в КГБ. Разрабатывал методы экстрасенсорики «для помощи и максимальной концентрации личного состава на выполнение боевых задач и уничтожения противника». Был начальником Научно-практического центра по энергоинформатике сначала Забайкальского, а потом Сибирского военного округов. Сейчас председатель экспертной комиссии Международной академии информатизации.

Энерго-информационный удар по печени

– Николай Иванович, и где же базируется ваша армия ясновидящих и знахарей?

– Я инспектирую 52 региона. В каждом центр парапсихологии, в котором работают от трех до десяти экстрасенсов. Адреса центров не афишируются.

– Получается, что под вашей опекой трудятся примерно 500 ванг и мессингов?! Чем же вызван такой горячий интерес военных и спецслужб к людям, которых называют шарлатанами?

– Мощный экстрасенс, а такие, поверьте есть, обладает страшной силой. Один раз встретившись с человеком, запоминает его образ, а потом выстраивает психоэнергетическую программу. Допустим, на цирроз печени. Патология развивается очень быстро – врачи бессильны. Человек умирает. А восстановить больной орган способен только тот, кто наслал «порчу». Кстати, уничтожить в десятки раз легче, чем вылечить. Поэтому деятельность экстрасенсов должна быть под жестким контролем. Я только что вернулся из Кирова. Там обнаружены две женщины, которые берут заказы на устранение людей с помощью методов психоэнергетики. В Омске – другой криминал: в 8 раз увеличилось число преступлений, связанных с зомбированием. Человек открывает дверь на звонок, видит посетителя и вдруг, ничего не соображая, бежит в сберкассу, снимает деньги с книжки, выносит все самое ценное из дома и отдает незнакомцу. А потом даже не может описать внешность преступника. И таких случаев – сотни. Поэтому мы хотим через Госдуму провести закон по информационной безопасности. С его помощью мы сможем наконец бороться с черными магами.

Они умирают молодыми

– Чем конкретно занималась ваша «опытная» бригада спецназа?

– Под руководством генерала Льва Рохлина мы проводили массовые эксперименты в его дивизии. (Летом 1998 года генерал был застрелен на своей даче, а осенью 2000 года его вдова Тамара Рохлина была приговорена к восьми годам колонии по обвинению в убийстве. – Ред.) Кстати, жена генерала лечилась у меня в научно-исследовательском центре.

– Какие эксперименты вы проводили в дивизии Рохлина?

– Одну роту обучали психоэнергетической практике для увеличения физической выносливости, а вторая была контрольной. Первых «посадили» на вегетарианскую пищу, заставляли читать молитвы и учили концентрироваться на «третьем глазе» по восточным методикам. В опытной роте по сравнению с обычной бойцы лучше бегали, стреляли и ориентировались на местности.

Никто не знает, как привлечь черных магов к уголовной ответственности.

– Вы помогаете своим подопечным?

– Во-первых, мы защищаем их от самих себя. Поскольку уникумы, не умеющие контролировать свою энергию во время сеансов, быстро умирают. Мы поддерживаем их с помощью психотерапии и психоанализа. Во-вторых, нередки случаи отстрела ясновидцев, которых используют криминальные структуры. Нам известно, что все крупные российские группировки имеют в своем «штате» экстрасенса. Мы стараемся их вывести из-под этих «крыш». И в-третьих, сейчас готовим «отделения сканирования», где будут работать только ясновидцы.

– А как бандиты используют экстрасенсов?

– Например, банки грабят с их помощью – ясновидец дает информацию, в какой день и час можно это сделать.

– Что, за последнее время были крупные кражи?

– Это закрытая информация.

Как проверяют дар?

– Как вы определяете, где настоящий талант, а где шарлатан?

– Существует несколько десятков типов диагностики на клеточном, радиоизотопном, биологическом и прочих уровнях. Их разрабатывают не только в закрытых военных лабораториях. Есть и «гражданские базы» в Москве, Красноярске, Новосибирске.

– И сколько «проверенных» действительно обладали даром?

– Из практикующих – не более трех процентов. Остальные – шарлатаны. Хотя их «бизнес» очень доходный.

– А какой интерес к уникумам у ФСБ? – обратилась я к молчаливому Александру.

– Мы хотим научиться с ними общаться: если с такими людьми неправильно установить контакт, то они станут скрывать свой дар. А нам нужны их способности.

– На наш съезд (летом «КП» собирается привезти в Москву людей-ясновидцев. – Ред.) приедете?

– Любопытно взглянуть на свежий «материал».

КСТАТИ

Недавно ЦРУ признало, что потратило 20 миллионов долларов на разработку методов «экстрасенсорного шпионажа». Но так и не раскололось, насколько пригодными они оказались в оперативной деятельности. При этом разведчики никогда не заявляли, что не нашли подтверждений реальности самих явлений – телепатии, ясновидения и прочих энергоинформационных воздействий. Не исключено, что они и вправду существуют.



Читайте также...



alieneternal