Встречи НЛО в воздухе

Эти два сообщения были посланы разными людьми и в разное время. И лишь впоследствии выяснилось, что речь в них идет об одном и том же событии, только одни наблюдали его с неба, а другие – с земли.

«Высылаю в Ваш адрес описание двух наблюдений НЛО, выполненных летчиками нашего полка в июле‑августе 1971 года.

Непосредственным свидетелем первого случая был я сам при выполнении учебного полета совместно с лейтенантом В. Сыроежкиным. НЛО наблюдался нами в лесной зоне левобережья реки Битюг, примерно в 100 км от ее впадения в Дон. По‑видимому, следует привести также технические и метеорологические условия района наблюдения.

Полет мы совершали на учебном истребителе‑спарке „МиГ‑15″. Это очень надежная и простая в управлении машина, но к тому времени по техническим возможностям уже устаревшая. Как раз тогда в части поступала новая техника, но прежде необходимо было списать старую, то есть выработать ее по ресурсу. С этой целью для увеличения летных часов некоторые полеты “проводились с подвесными баками. В описываемом полете лейтенант Сыроежкин (я выполнял роль летчика‑инструктора) должен был совершить полет до указанной в полетном задании цели, пользуясь лишь визуальной ориентировкой на местности. Полет проводился на высоте 2 км, главным ориентиром служило русло реки Битюг.

НЛО был обнаружен нами внезапно на расстоянии около километра, по предварительной оценке, – на высоте около километра над лесным массивом. Никаких полетов воздушных судов в этом районе не предполагалось, аппарат в виде диска с надстройкой по центру мы видели впервые. В момент наблюдения скорость аппарата была равна нашей и составляла около 750 км/ч.

Мы связались с землей и сообщили о наблюдении неизвестного летательного аппарата прямо по курсу, приведя его характеристики. Руководитель полета разрешил изменить характер задания и приблизиться к объекту для его более точной идентификации. Однако при попытке сближения НЛО повел себя нетрадиционно – стал уменьшать скорость полета и высоту. Хотя местность внизу была равнинная, нам было приказано не снижаться более чем на 500 м. К моменту нашего наибольшего сближения с НЛО он уменьшил скорость до 400 км/ч и менее, снизившись при этом до высоты 100‑150 м. По‑видимому, зная, что мы не можем продолжать преследование на достаточно малой скорости, НЛО начал резко тормозить, и мы проскочили прямо над ним. Здесь мы оба допустили небольшое нарушение приказа, снизившись не до 500, а до 400 м. Если в этот момент НЛО летел на высоте около 100 м над кронами деревьев, его диаметр, по нашим оценкам, составлял 15‑20 м, а по земле и кронам деревьев было видно отчетливое перемещение его тени овальной формы.

Потеряв объект, мы совершили разворот и снова пролетели над тем местом, где он наблюдался в последний раз. Однако обнаружить его не удалось. Сообщив об этом руководителю полетов, мы получили приказ продолжить выполнение задания. По возвращении на свой аэродром я и лейтенант Сыроежкин написали рапорта о наблюдении НЛО с указанием своих личных впечатлений. Командование отнеслось к ним достаточно спокойно, поскольку подобные наблюдения не были редкостью. Нам лишь предложили не распространяться среди сослуживцев о данном случае.

Однако через несколько дней ситуация резко изменилась. Оказалось, что факт нашего преследования НЛО наблюдали с земли лесник и какой‑то местный житель. Они наблюдали и сам НЛО, и наш истребитель. У одного из них был с собой бинокль, в который они разглядели и записали наш бортовой номер. Затем позвонили в район. Копия их телефонограммы поступила в нашу войсковую часть. Следствием этого стал наш устный доклад командованию части, а также повторное написание более подробных рапортов с указанием всех деталей происшествия, включая поведение матчасти и собственные ощущения. Куда были направлены эти наши рапорта, мне неизвестно, поскольку тогда еще не было создано подразделение, где собиралась и обобщалась вся информация о подобных летных происшествиях. То, о котором я вам сообщаю, произошло в первых числах июля 1971 года.

Полковник запаса ВВС В. П. Карпенко».

Второе письмо отправил инженер Виталий Савин:

«Каждое лето мы с женой и еще двумя семейными парами наших друзей совершаем байдарочные походы по небольшим рекам центра и юго‑востока страны. Поскольку женщины составляют половину экипажей, маршруты выбираем тихие, спокойные и красивые, а главное – без экстремального слалома. Лето 1971 года мы провели на реке Битюг, впадающей в Дон. Маршрут наш начался от железнодорожной станции Анна в последних числах июня. Событие, о котором я собираюсь рассказать, произошло в лесной зоне левобережья, на подходе к мосту и дороге на Бобров. Здесь мы расположились на дневку.

Я с товарищем пошел в лес за дровами. Случайно взглянув на небо, мы увидели большой дискообразный объект, стремительно, со снижением, летевший в нашу сторону. На какое‑то мгновение он завис на высоте около 50 м, а затем стал вертикально опускаться прямо в центр поляны. И в это же время прямо над ним на небольшой высоте пролетел военный самолет. На какое‑то мгновение мы отвлеклись на него, а когда вернулись к диску, тот исчез. И в это же время военный самолет пролетел прямо над нами, но, по‑видимому, и летчики объект потеряли. Однако мы заметили, как в центре поляны два сухих ствола без видимых причин с треском упали на землю.

Посовещавшись, мы решили подойти ближе к упавшим деревьям, но не смогли: приблизившись к центру поляны на расстояние около 50 м, мы вдруг ощутили скованность во всем теле, ноги стали словно ватные, и внезапно заболела голова. Но стоило отойти на несколько метров назад, как эти ощущения пропадали. Эту зону странного дискомфорта мы обошли по периметру: ее диаметр составлял около 80 м. Оценить размеры диска из‑за краткости наблюдения мы не успели, но, кажется, он был не менее 20 м в диаметре.

Убедившись, что к центру поляны нам подойти не удастся, мы вернулись в лагерь, позвали одну семейную пару и прихватили на всякий случай фотоаппарат и кинокамеру. К нашему возвращению ситуация не изменилась – никто из нас приблизиться к невидимому объекту не смог. Мы вернулись к реке, посовещались и решили сменить место лагеря: раз военные преследовали этот объект, не исключено, что будет проведена какая‑то акция, и нам в этом месте лучше не находиться…

Мы регулярно читаем в печати высказывания известного профессора Китайгородского, что летающие тарелки – это чушь и миф. Жаль, что уважаемый профессор не был на нашем месте. Или на месте пилота истребителя, который этот „миф” преследовал»[2].

Гражданским летчикам тоже не раз доводилось встречаться с НЛО. Одна из таких встреч произошла во время полета по маршруту Чита‑Свердловск.

«В ноябре месяце 1971 года я была стюардессой самолета „Ил‑18″, – поведала Мирра Нечаева. – Мы летели на высоте 8000 м, когда пилоты вызвали меня в кабину и, показав наверх, сказали: „Смотри!”

Я увидела, что над самолетом неподвижно „висит” объект овальной формы непонятных размеров, темный, но в то же время излучающий яркий свет, с четко ограниченными контурами. Он двигался вместе с нами (или висел над нами) около 5‑7 минут, а потом внезапно исчез. Я испытала чувство страха. Летчики мне сказали, что это ОНИ и что подобные явления часто ими наблюдаются».

Не редкостью была и странная ситуация, когда НЛО, отлично видимый с земли невооруженным глазом, не фиксировался радарами. В 1972 году В. П. Мышалов служил в войсках ПВО Московского округа. Его часть была дислоцирована в городе Ефремов Тульской области:

«Однажды вечером меня сменяли в карауле. Солнце было на закате над горизонтом, а я заметил такое же сияние с востока. „Вот это да! – подумал я. – Еще не село солнышко, а уже встает!” Но потом все исчезло. Стало темно‑темно‑синим небо, огромные звезды, а в зените рисунок: ярко‑золотистый шар, рядом с ним – светло‑голубой овал, а с ними – красные сопрягающиеся линии.

Это странное „сооружение” медленно вращалось вокруг своей оси, часа два висело над нами. Вернувшись в казарму, я рассказал о виденном товарищам. Но сослуживцы только посмеялись надо мной.

А утром на том же самом месте снова висел шар. Включили радиолокационную станцию, но на экранах было чисто. Подняли истребители‑перехватчики (думали, что это шар‑разведчик), но сбить его не смогли. Шар был очень высоко. Аппаратура, наведенная на истребителях, при приближении к шару выходила из строя. Отвалив от шара, самолеты попытались снова атаковать его, но шар стал уходить вверх, быстро превратился в искрящуюся точку, исчез совсем.

При ра36оре инцидента командиры нам говорили, что это был шар‑разведчик, занесенный ветровыми потоками, и что он был сбит истребителями‑перехватчиками. Но мы понимали, что это было вовсе не так».

Флаг‑штурман Полярного управления гражданской авиации, заслуженный штурман СССР Валентин Аккуратов тоже неоднократно встречался с «тарелками».

Одна из его встреч с неведомым произошла 10 апреля 1973 года:

«В период полярного дня примерно в 700 км к юго‑юго‑востоку от Северного полюса вместе с пятью остальными членами экипажа нашего самолета я наблюдал полет дискообразного объекта неизвестной природы. Мы шли на высоте 2600 м, температура воздуха была минус 38 градусов, погода стояла ясная, видимость отличная.

Странный диск имел металлический отблеск. Он шел в сторону полюса на очень большой скорости, и нам удалось его наблюдать лишь в течение 1,5‑2 минут. Инверсионного следа он не давал и ни на один из существующих летательных аппаратов не походил»…

До сих пор ни у кого не повернулся язык упрекнуть в чем‑то знаменитого полярного летчика, награжденного десятками орденов и медалей за участие в войне в Арктике и полярных экспедициях. Он совершил первый в мире ночной полет на Северный полюс, участвовал в высадке на дрейфующий лед зимовщиков целых 20 станций, поднял флаг СССР над «полюсом недоступности». Валентин Иванович был опытнейшим пилотом и знатоком арктического неба. Он четырежды наблюдал НЛО и не скрывал этого, несмотря на негативное отношение начальства. Впервые ему довелось наблюдать «тарелки» еще при Сталине, в 1950 году.

Три года спустя, в 1953‑м, встреча советских полярных летчиков с НЛО была уже не столь мирной. Валентин Аккуратов, к счастью, не принимал в ней участия, иначе мы вряд ли услышали бы об этом отчего самого. Ни один летчик, посланный на перехват, не выжил.

Светлой июньской ночью 1953 года доктор технических наук Вениамин Додин возвращался на Ишимбинское зимовье, что стоит на реке Ишимба Ангаро‑Тунгусского бассейна Красноярского края. Стояла ветреная погода.

Внезапно Додин услышал высокий звук, похожий на звон в ушах. Тотчас же он увидел непонятный предмет, от которого и исходили эти звуки. Это был цилиндр. Он висел над бегущими облаками. Расстояние до него было значительным – 2 или 3 км. Цилиндр вращался относительно опоясывавшего его кольца – «лестницы с густо расположенными ступенями». Вполоборота развернутый в сторону Додина торец цилиндра был полностью раскрыт.

Он подумал, что это обстоятельство, наверное, снижает скорость дирижабля. В том, что это именно дирижабль, Додин в ту минуту не сомневался. Только еще не понял, почему у него нет традиционных кабин.

Тем временем, продолжая медленно вращаться вокруг оси, цилиндр двигался вперед, в сторону Додина.

Через некоторое мгновение от цилиндра отделился «барабан». Это походило на картину отпадания ломтя от колбасного батона. Только он не просто отошел по ходу движения, а взмыл вертикально вверх! Свист в его ушах стал тоньше, превратившись в сверлящий, болезненный писк.

Пока Додин переживал увиденное, еще несколько таких же плоских барабанов отделились от цилиндра и взмыли вверх вслед за первым. Открытый торец странного аппарата закрылся новым диском, после чего дирижабль сменил направление движения и, не разворачиваясь, ушел за Оймолон. Додину даже показалось, что там он опустился в лог и исчез из виду. Исчезло и болезненное ощущение в ушах. И только тут он спохватился, что отделившихся от цилиндра плоских барабанов в совсем посветлевшем небе не было. Его настораживали неизвестность и бессилие чем‑либо обезопасить себя.

Уверенный, что видит именно дирижабли и что‑то еще от них отделяющееся, Додин успел отснять две пленки своим «ФЭДом», хотя серьезно отдавал себе отчет, что с ним будет, если пленки попадут в руки военных. Ведь район был секретным, да еще эти «сверхсекретные штучки»! Асами эти «штуки» с интервалом в 40 с небольшим часов все взмыли над тайгой и выбрасывали из себя плоские барабаны. Но теперь Додин мог наблюдать их с момента «выплывания» из «матки» и до исчезновения. И никак больше другим словом нельзя назвать момент, когда медленно взмывающий «аппарат» вдруг пропадает из виду почти над тобою. А ведь он не мал: диаметр его никак не меньше 20‑25 м. Как правило, «матка» выбрасывала по 8 плоских близнецов‑барабанов с абсолютно гладкой поверхностью!

Он наблюдал эту картину и через цейсовский теодолит. В окуляр ему удалось уловить чуть заметное свечение плоских поверхностей вылетавших барабанов. Свечения поверхности «матки» он не видел.

Додин решил разыскать то место, куда опустился цилиндр. Он дважды пытался пройти в район «базирования» цилиндра, но ничего у него из этого не получилось. Никогда в тайге не болевший, он начал совершенно невыносимо себя чувствовать, когда приближался к вершине невысокого перевала у Оймолона. Сперва томительно начинали болеть суставы, затем возникал упомянутый выше звук‑зуммер. В какой‑то момент боль от звука становилась нестерпимой. Додин ложился. Боль в суставах и в ушах усиливалась, и он возвращался обратно. Добравшись до постели, проваливался в сны, которые длились сутками…

Вскоре к Додину нагрянули офицеры из МВД, сопровождаемые группой военных. Прежде всего, увидев висевший на стене фотоаппарат, они отобрали все хранившиеся у Додина пленки, в том числе с «дирижаблями». Аппарат тоже забрали, вернув через год, уже после реабилитации Додина. Сняли подробный допрос, хотя через несколько часов по прибытии сами воочию могли наблюдать эволюции «объектов».

Возня с пленками убедила Додина в том, что наблюдал он именно дирижабль. Но последующее поведение «высокой комиссии» заставило его совершенно по‑новому взглянуть на события, случившиеся над Ишимбой. Военные развернули что‑то вроде радиолокационной станции. Через несколько часов стало выясняться, что ее «кто‑то забивает» СВЧ‑излучением, что надо «уносить оттуда ноги». Авиаразведка к району приблизиться не смогла. «Комиссия» тут же удалилась, приказав Додину «продолжать наблюдение».

Много лет спустя Марк Иванович Шевелев, руководивший Управлением полярной авиации, знавший и о «ЧП» над Ангаро‑Тунгусским бассейном в 1953 году, сказал Додину, что тогда наше руководство, «почуяв силу», решило «в это не ввязываться и быть подальше от греха». Однако 7 августа все же не выдержало, ввязалось. В результате исчезли пара перехватчиков и четыре пилота, не найденных до сегодня. Сожжен порядочный участок тайги отвернувшими непонятным образом от неопознанной цели ракетами «воздух‑воздух». Вышла из строя вся радиолокационная аппаратура в радиусе примерно 230‑250 км от «того места».

Додин хорошо запомнил вечер 7 августа, хотя не видел разыгравшейся в небе трагедии. Громыхнул и умолк приемник, который скрашивал его жизнь. Громыхнуло и басовым зуммером по ушам, да так, что в себя он пришел только ночью. На небе зажглось сияние, которое держалось с месяц. Оно угасало медленно, как зарево над Новой Землей в 1962 году, когда там взорвали водородную бомбу. Но это было нечто совсем другое.

В Ванькиной губе и напротив Певека в Чаунской губе на Чукотке тоже часто видели цилиндрические НЛО. Контактов с грунтом «матки» не имели, лишь зависали над Землей. В тех местах потом находили много погибших или парализованных птиц, зверей, бьющихся на поверхности воды рыб…[5]

Людмила Шевченко вместе с мужем тогда служила на острове Кунашир, недавно отвоеванном у японцев. На военном аэродроме шли учебные полеты боевых самолетов. Как правило, они проходили над Тихим океаном.

В 1953 году, когда самолеты безуспешно пытались сбить НЛО над Оймолоном, в их части произошло невероятное ЧП. Эта история до сих пор не дает покоя Людмиле Николаевне.

Самолету была дана команда заходить на посадку. Летчик отозвался и взял курс на аэродром. С аэродрома самолет уже был виден, но, когда он был совсем уже близко от посадочной полосы, стал как бы растворяться, а затем и вовсе исчез, будто его и не было вообще. В момент исчезновения радиосвязь тоже прекратилась.

Командование части связалось с Министерством обороны. К предполагаемому месту исчезновения прибыли военные катера, которые тщетно пытались обнаружить пропавший самолет или его части. Водолазы обшарили все дно, но никаких следов не нашли.

Советское командование не знало, что по другую сторону океана американцы тоже потеряли немало летчиков из‑за НЛО. В июне того же года с базы ВВС Отис на перехват НЛО вылетел реактивный истребитель F‑94C. На борту были два человека: пилот, капитан ВВС США Саггс и оператор бортового радара лейтенант Бэркофф.

Вскоре после взлета на высоте 450 м двигатель перестал работать, вся электронная аппаратура вышла из строя. Когда самолет стал наклоняться к земле на все больший угол, летчик перекрыл поступление горючего к двигателям и закричал оператору, что надо катапультироваться.

Порядок катапультирования в подобных самолетах предполагает, что оператор нажимает на рычаги сброса верха кабины, которые приведут в действие пиропатроны. После нажатия на другую рукоятку сработает пиропатрон под сидением, и человек будет выброшен из самолета. После того, как пилот услышит звук второго взрыва, свидетельствующего, что оператора уже нет в кабине самолета, он также может выбрасываться. В этом случае пилот выбросился из самолета сразу после того, как оператор сбросил верх кабины: машина шла круто вниз и уже находилась на высоте метров 200, то есть до падения оставалось около 3 секунд.

Истребитель и оператор так и не были найдены. Это произошло в населенной местности в разгар туристского сезона. Звук взрыва после падения был бы слышен на много миль в округе, но никто не слышал взрыва и не увидел пламени. Самолет просто не мог улететь куда‑то дальше после того, как летчик перекрыл .поступление горючего к моторам. Он был захвачен кем‑то или чем‑то за те 3 секунды, которые оставались до падения!

Спустя 5 месяцев нечто подобное произошло с перехватчиком, вылетевшим с базы ВВС США Кинросс в Северном Мичигане.

Вечером 23 ноября 1953 года радар командования противовоздушной обороны засек неопознанный объект, движущийся со скоростью 500 миль в час над озером Супериор. Всепогодный перехватчик F‑89C, пилотируемый лейтенантом Феликсом Монкла и oneратором бортового радара лейтенантом Р. Уилсоном, был выслан на перехват с базы Кинросс. Ведомый радаром, перехватчик устремился к цели.

На высоте 2700 м, в 70 милях от Кивино‑Пойнт и 160 милях к северо‑западу от Су‑Локс, отметки от НЛО и F‑89C слились, а затем пропали с экрана. Перехватчик исчез, и ни единого его следа так и не нашли, несмотря на интенсивные поиски.

Прессе было предоставлено краткое заявление, подготовленное отделом по связям с общественностью базы ВВС Труакс (отдел выполнял эту работу для всех авиабаз в округе). На следующий день, однако, представитель ВВС из Пентагона заявил, что НЛО был самолетом С‑47 Королевских ВВС Канады, и что F‑89 был далек от столкновения с канадцами. «Судьба перехватчика неясна, он потерпел крушение по неизвестным причинам», – заявил представитель ВВС.

Канадское правительство несколько раз отрицало, что в тот день в данном месте находился их самолет. В любом случае официальная версия ВВС расходится с показаниями операторов радара. Более того, она гласила, что Монкла мог из‑за головокружения потерять контроль над самолетом, хотя записи показывали, что он летел по приборам. Записи переговоров Монкла с авиадиспетчерами так и не были рассекречены (рис. 24).

В течение многих лет ходили слухи, что ВВС США скрывают и другие случаи, когда НЛО захватывали военные самолеты. Самая интересная история исходила от младшего сержанта О. Д. Хилла из проекта ВВС по изучению НЛО «Голубая книга».

4 февраля 1956 года уфолог Том Комелла из Кливленда и трое других уфологов встретились с представителями Центра авиационно‑технической разведки на базе ВВС Райт‑Паттерсон, где располагался штаб «Голубой книги». Впоследствии в частной беседе Хилл сказал, что проект «должен предотвратить новый Перл‑Харбор», потому что «наши самолеты исчезали, и продолжают исчезать в небе». Затем, попросив не ссылаться на него, он рассказал о двух случаях. Первый вы только что прочли, а второй был таким:

«Транспортный самолет с 26 людьми на борту быстро приближался к своему аэродрому, который находился милях в 10 от побережья. Оператор радара на земле тщательно отслеживал самолет. Вдруг он увидел вторую отметку на экране. Он немедленно вызвал по радио транспортный самолет, предупредив пилота насчет постороннего объекта.

НЛО летел с огромной скоростью, около 2500 миль в час. Он прыгал на экране радара, словно теннисный мячик. Вдруг загадочная отметка устремилась прямо на транспортный самолет. Оператор радара не успел предупредить их: два объекта слились в одну отметку на экране. Эта отметка улетела с потрясающей скоростью. Поиск на поверхности воды в районе происшествия не обнаружил ни одного масляного пятна, там плавал только портфель генерала, находившегося на борту. Самолет исчез бесследно»[9].

Весной 1959 года точно так же пропал новейший истребитель ВВС США F‑106, отправленный на перехват НЛО у побережья Японии. Через 8‑10 минут после взлета пилот сообщил, что видит объект. По его словам, это был металлический круглый объект с кабиной наверху, зависший в воздухе. Пилот запросил разрешения открыть огонь. Для этого пришлось связаться с Пентагоном, но через 5 минут разрешение было получено. Пилот вышел на угол атаки, и внезапно его голос сорвался в крик. Он выкрикнул, что выпустил две ракеты, и они, долетев до НЛО, взорвались, как бы разбившись о невидимую преграду перед ним. Затем он прокричал, что НЛО включил какой‑то луч, развернулся и погнался за ним. Последнее, что все услышали: «Он приближается». Операторы радаров увидели, как две точки на экранах приблизились, превратившись в одну, а затем пропала и она. Как обычно, на воде никаких пятен горючего или обломков найдено не было.

Ночью 8 сентября 1970 года военный самолет пропал в небе Великобритании. Незадолго перед этим оператор радара в Стаксон‑Уолде получил весьма странное сообщение от пилота – капитана Шеффнера. Это выдержки из последних 5 минут переговоров:

«У меня визуальный контакт, повторный визуальный контакт. Это нечто неопределенное, без ясных очертаний. Это голубоватый свет. Черт, ну и яркость. Очень яркий… Я сейчас рядом, бок о бок с ним. Он, может быть, в 600 футах от меня… это конус… Какая яркость – слепит глаза, если смотрю на него более, чем пару секунд… Около 400 футов. Он продолжает держаться рядом на 3 часа (то есть справа. – М. Г.). Эй, подождите, здесь что‑то еще! Это похоже на большой футбольный мяч, сделанный из стекла… Возможно, это чистая энергия, – никаких признаков чего‑то баллистического… Может быть, есть магнитная взаимосвязь между ним и конусом. Там светящаяся мгла. Желтая. Секунду… он поворачивается. Направляется прямо на меня… предпринимаю маневр, чтобы отклониться… Я могу твер…»

Связь оборвалась. В этот миг оператор увидел, что на экране радара отметки от самолета и НЛО медленно слились в единое целое.

Только через два месяца самолет обнаружили почти неповрежденным на дне Северного моря. Он оставался с крышкой кокпита, присоединенной к корпусу (если покидать самолет на скорости больше 150 узлов, крышку срывает).

Все ремни и катапультирующееся сиденье остались в самолете – но никаких следов летчика. Один из его коллег предположил, что Шеффнер смог выбраться из тонущего самолета, но спасательный жилет с радиомаячком не сработал. При этом шанс выжить в ледяной воде ничтожен. Правда, так хорошо самолет мог сохраниться только в случае вхождения в воду с низкой скоростью под очень пологим углом: это больше напоминает вынужденную посадку, нежели падение. А может, кто‑то или что‑то просто положило самолет на мелководье, вытащив оттуда летчика?

Во время происшествия из тех мест в полицию и береговую охрану поступило множество сообщений об НЛО.

Джилл Купер помнит все так же отчетливо, как если бы это произошло вчера. Ее 4‑летний сын, игравший на заднем дворе, прибежал домой крайне возбужденный, говоря, чтобы она вышла в сад посмотреть странные штуки в небе. Она рассказала:

«Когда я вышла, то увидела яркие объекты в небе… Я принесла бинокль и увидела, что это шесть тарелкообразных тел серебристо‑металлического цвета. В середине каждого из них сияло оранжевое крутящееся пламя». Она предположила, что находилась не более чем в полумиле от НЛО.

В ту же ночь одна парочка и их дочь выгуливали собаку по тропинке вдоль Элмут‑Бея, графство Нортумберленд. Это точка, лежащая на противоположном берегу Северного моря по отношению к точке, в которой Шеффнер повстречался с НЛО.

«Мы уже гуляли минут 10, когда услышали жужжащий звук высокого тона, – рассказали они впоследствии. – Собака рычала, подняв голову и глядя в одну сторону, мы же не могли понять, откуда доносится этот звук. Казалось, он исходит отовсюду… Это продолжалось 10‑15 секунд. Примерно через 5 минут восточная сторона небосклона озарилась, словно зарница, только продолжавшаяся около 10 секунд. Следующие 3 минуты сполохи многократно повторялись, но уже длились по 1‑2 секунды. Это крайне напоминало северное сияние. Удивительное зрелище было совершенно беззвучным. Через 2‑3 минуты очередной сполох озарил небо, но на этот раз он сопровождался ужасным, пронзительным ощущением: мы чувствовали звон в ушах»[10].

Не правда ли, это напоминает звуки и свечения, с которыми столкнулся Додин на Ишимбе?

Небо становилось опасным местом для пилотов, хотя большинство встреч с НЛО заканчивалось благополучно. Одна из них даже попала на страницы советской газеты «Известия» 9 декабря 1973 года, в самый разгар жесточайшей цензуры:

«Летчик Риккардо Марано только что приземлился на туринском аэродроме в Казелле. И сразу же получил приказ подняться в воздух: радар обнаружил в небе светящийся предмет, двигающийся по необычной траектории. Пилот попытался преследовать объект, но кончилось горючее. Он рассказал, что летающее „нечто” испускало лучи от фиолетового до ярко‑красного цвета, резко меняло направление полета, совершая вертикальные и горизонтальные „прыжки”.

Через несколько дней, тоже в районе Турина, сотни людей видели „неопознанный летающий предмет”. „Летающая тарелка”, формой похожая на мяч для игры в регби, меняла цвет и скорость в вечернем небе. Итальянская печать, как всегда в таких случаях, пестрит гипотезами из области космической фантастики».

Подробности были опубликованы уфологом Рене Фуэре в журнале «Phenomenes Spatiaux».

Оказывается, с авиадиспетчерской вышки Риккардо сообщили, что в 400 м над землей находится неподвижный объект. Радиолокатор давал на экране отметку, сравнимую по интенсивности с отметкой от самолета. Марано приблизился и увидел, что это «огромный светящийся шар, испускавший ослепительный свет; его окраска менялась от фиолетовой к голубой, проходя через тона красного и гранатового».

Когда самолет Марано был приблизительно в 3,5 км от НЛО, объект решил не ждать летчика.

«Я попытался к нему приблизиться, чтобы лучше видеть, но в этот момент НЛО умчался и взял самый шальной курс, который я когда‑либо видел, – рассказывал Марано. – Сохраняя всегда одно и то же расстояние, НЛО пустился в быстрые пике, в сумасшедшие маневры, становясь на дыбы, как бы играя в прятки. Я следовал за ним как мог до Вогеры, потом покинул его, потому что дальность моего полета была ограничена. НЛО летел, по моему мнению, на скорости, близкой к 900 км/ч. Когда я прекратил преследование, НЛО направился к Женес».

Комендант военного аэродрома полковник Рустичелли подтвердил явление и дал такое же описание НЛО. Светящийся шар видел экипаж и пассажиры самолета, который вылетел рейсом на Рим. Они заметили НЛО летящим к Женес; летчик преследовал его некоторое время до Лигурийского побережья, но там НЛО внезапно стал подниматься по вертикали с головокружительной скоростью и исчез.

В тот же день, 30 ноября, за полчаса до появления в небе над Турином, этот или другой НЛО был сфотографирован студентом Франко Контэном.

Армия тоже заинтересовалась историей с НЛО в небе Пьемонта. Для самолетов‑истребителей на авиабазах в Казелле и Камери была объявлена тревога. Скорость НЛО, измеренная военными локаторами на станции Мортаре, достигала 1370 км/ч, а потом 1870 км/ч!



Читайте также...



alieneternal