Огненный дождь над Карелией

В течение 13 лет вся мощь Советского Союза была направлена на одну невероятную цель: разгадав тайну НЛО, приспособить ее к военной технике. Толчком для начала масштабной программы послужило очередное массовое наблюдение, на сей раз над Петрозаводском – столицей Карелии.

«Формальным поводом к развертыванию организационной работы послужил „петрозаводский феномен», – признал много лет спустя Юлий Викторович Платов, один из руководителей программы „Сетка‑АН». – Сам факт наблюдения жителями города необычного светового явления был бесспорен и не вызывал сомнений. Вскоре выяснилось, что в это время аналогичную картину в небе видели в местах, весьма удаленных от Петрозаводска, даже в Финляндии. Попросту отмахнуться от такого события было невозможно».

«Медуза», вспыхнувшая 20 сентября 1977 года в небе над Петрозаводском, потрясла не только тех, кто ее видел, но и тех, кто прочитал о ней в газетах. Нет, конечно, отмахнуться было можно, но «птичка уже вылетела»: по недосмотру цензуры 23 сентября газеты «Правда», «Известия», «Социалистическая индустрия» и «Сельская жизнь» опубликовали заметку корреспондента ТАСС в Карелии Николая Милова. Именно она стала камешком, который столкнул целую лавину.

«Даже в самых радужных, самых фантастических снах могли я предположить, что однажды утром центральные газеты опубликуют подробные сообщения об одном из самых удивительных НЛО?»[2]– восторженно откликнулся уфолог Ф. Ю. Зигель. В наши дни реакция была бы гораздо менее бурной, но в застойные годы маленькая заметка стала всесоюзной сенсацией:

«Жители Петрозаводска явились свидетелями необычного явления природы. 20 сентября около четырех часов утра на темном небосклоне вдруг ярко вспыхнула огромная „звезда», импульсивно посылавшая на Землю снопы света. Эта „звезда» медленно двигалась к Петрозаводску и, распластавшись над ним в виде медузы, повисла, осыпая город множеством тончайших лучевых струй, которые производили впечатление проливного дождя.

Через некоторое время лучевое свечение кончилось, «медуза» обернулась ярким полукругом и возобновила движение в сторону Онежского озера, горизонт которого окутывали серые облака. В этой пелене потом образовалась полукруглая промоина ярко‑красного цвета к середине и белая по бокам. Это явление, по свидетельствам очевидцев, продолжалось 10‑12 минут.

Директор Петрозаводской гидрометеорологической обсерватории Ю. Громов сказал корреспонденту ТАСС, что аналогов в природе работники метеослужбы Карелии ранее не наблюдали. Чем вызвано это явление, какова его природа, остается загадкой, ибо никаких резких отклонений в атмосфере не только за минувшие сутки, но и на подходе к ним не зарегистрировано постами наблюдения за погодой…»

Сотни жителей, которые по тем или иным причинам не спали в ту ночь, видели красочное явление в небесах[4]. Десятки, если не сотни сообщений поступили в редакции газет, обсерватории или прямо в Академию наук СССР (рис. 32). Из‑за рубежа пришли запросы: что летало над Петрозаводском? Было ли это визитом корабля инопланетян, необычным северным сиянием или испытанием нового советского оружия? Наконец ученые решили провести совещание. Оно состоялось 1 ноября 1977 года в Институте космических исследований (ИКИ) АН СССР. На нем присутствовал один из руководителей Отделения общей физики и астрономии (ООФА) АН СССР В. В. Мигулин, директор ИКИ академик Р. 3. Сагдеев и его заместитель генерал‑майор, профессор Г. С. Нариманов. Все присутствующие единогласно пришли к выводу, что необходимо создать комиссию по расследованию Петрозаводского феномена.

В нашем распоряжении имеется соответствующий документ:

«Заслушав и обсудив сообщение кандидата физико‑математических наук Л. М. Гиндилиса о результатах работы по предварительному сбору и анализу данных о феномене 20 сентября 1977 года, совещание считает целесообразным:

  1. Рекомендовать создание межведомственной комиссии в составе: Мигулин В. В. (член‑корр. АН СССР, председатель), Петров Г. И. (академик), Нариманов Г. С. (ИКИ), Ефименко И. М. (Секция прикладных проблем), Макаров А. Н. (ООФА), Потапов В. Н. (ОМПУ), Гиндилис Л. М. (ГАИШ), Петровская И. Г. (ИКИ), Распопов О. М. (ПГИ), Громов Ю. А. (Карельская гидрометеорологическая обсерватория), Труце Ю. Л. (ИФА).

Просить комиссию Президиума Совета Министров СССР по военно‑промышленным вопросам поручить Министерству обороны (Ракетные войска, ПВО, Военно‑Морской Флот), КГБ, МВД, Министерство гражданской авиации (МГА), Министерство морского флота (ММФ), Главное управление гидрометеорологической службы (ГУГМС) выделить своих представителей в состав комиссии и оказать содействие ее работе.

  1. Разрешить председателю комиссии привлекать сотрудников Академии наук СССР и других ведомств к работе комиссии.
  2. Поручить комиссии в двухмесячный срок провести дополнительный сбор и анализ данных. О выводах доложить руководству Президиума АН СССР для последующего доклада комиссии Президиума Совета Министров СССР по военно‑промышленным вопросам».

Лев Миронович Гиндилис, известный астроном и специалист по проблеме поиска внеземных цивилизаций, впоследствии так вспоминал об этом:

«О результатах совещания информировали президента АН СССР академика А. П. Александрова. Предполагалось, что он от имени Академии наук отправит рекомендацию в правительство о создании комиссии по изучению Петрозаводского феномена. Однако Анатолий Петрович не спешил с решением…»[5]

В конце концов А. П. Александров все‑таки подписал письмо, адресованное Л. В. Смирнову – заместителю Председателя Совета Министров СССР, руководителю Комиссии Президиума Совета Министров СССР по военно‑промышленным вопросам (ВПК). Однако оно уже содержало просьбу организовать комиссию не только по изучению Петрозаводского феномена, но и других НЛО «с широким привлечением организаций Министерства обороны и оборонных отраслей промышленности». Л. В. Смирнов, в свою очередь, поручил академику А. Н. Щукину, возглавлявшему Научно‑технический совет ВПК, обсудить на ближайшем заседании это обращение.

21 декабря 1977 года в Кремле состоялось судьбоносное заседание. Его открыл генерал‑лейтенант Б. А. Киясов, один из заместителей Щукина. Он кратко рассказал о письме президента АН, суть которого укладывалась в одну фразу: «Академия наук более не может игнорировать, равно как и не может объяснить аномальные явления, аналогичные тому, что наблюдалось в сентябре 1977 года в Петрозаводске, в связи с чем просит организовать комплексные исследования аномальных явлений с подключением к работе организаций Министерства обороны и ВПК».

Практически все присутствующие поддержали мнение о необходимости изучения НЛО. Это был большой шаг вперед. Научно‑технический совет рекомендовал включить в государственный план научно‑исследовательских работ по оборонной тематике на 1978 год новую тему: «Исследование аномальных атмосферных и космических явлений, причин их возникновения и влияния на работу военно‑технических средств и состояние личного состава».

Рекомендация была принята. В пятилетний план работ по оборонной тематике ВПК включила две темы со сроком исполнения в 1978‑1980 годах: программа «Сетка‑МО» (Министерство обороны) – «Исследование аномальных атмосферных и космических явлений и их влияния на функционирование военной техники и состояние личного состава» и «Сетка‑АН» (АН СССР) – «Исследование физической природы и механизмов развития аномальных атмосферных и космических явлений».

Придуманный Л. М. Гиндилисом, Д. А. Меньковым и И. Г. Петровской термин «аномальные космические и атмосферные феномены» (АКАФ) как‑то не прижился, но другие их предложения начали понемногу воплощаться в жизнь.

«Необходимость поездки в Петрозаводск была достаточно очевидна, – вспоминал Лев Миронович. – Но пока шли колебания по вопросу о создании Комиссии, никаких практических шагов не предпринималось. Только к концу декабря 1977 года, после совещания в ВПК, вопрос встал в практическую плоскость. 28 декабря В. В. Мигулин, в порядке подготовки к нашей поездке, подписал письма с выражением благодарности от имени Академии наук Н. П. Милову и Ю. А. Громову за содействие в исследовании Петрозаводского феномена. Одновременно он завизировал письма от Академии наук СССР в Карельский филиал Академии наук и в Карельский обком КПСС, с просьбой о содействии „группе специалистов» в выяснении „обстоятельств наблюдения редкого атмосферного явления». Эти письма были подписаны вице‑президентом АН СССР академиком В. А. Котельниковым 2 января 1978 года, и в начале января мы вылетели в Петрозаводск (рис. 34).

В Петрозаводске мы пробыли примерно неделю. Беседовали с очевидцами, что позволило уточнить некоторые существенные детали явления…»[6](рис. 35).

К приезду комиссии оказалось, что совсем недавно над городом опять видели нечто загадочное, причем его описание тоже попало на страницы газеты. 23 декабря местная «Ленинская правда» опубликовала заметку директора гидрометеорологической обсерватории Юрия Громова «Ложные солнца»:

«19 декабря, в 7 часов 40 минут, утра опытный, более чем с 30‑летним стажем техник‑метеоролог отдела наблюдений Карельской гидрометеообсерватории Екатерина Михайловна Карпина наблюдала необычное явление природы. Выйдя из дому (Петрозаводск, ул. Сулажгорская) она, в силу профессиональной привычки, взглянула на небо. Оно было безоблачным, ясным, усеянным множеством звезд. Когда Е. М. Карпина обратила взор на север, ей представилась „сказочная картина»: на небе под углом 40‑45 градусов к горизонту она увидела два ложных солнца. Размером и формой они ничем не отличались от обычного солнца: только цвет их был какой‑то „мягкий», бледно‑салатный с голубым оттенком по краям, чем‑то напоминающий окраску северного сияния, свойственного нашим петрозаводским широтам. Оба ложных солнца имели большую яркость в середине и соединялись между собой перемычкой, исходящей из их центра. Длина перемычки, как успела заметить Е. М. Карпина, не превышала 1 м, а ширина ее была равна примерно одной сороковой части диаметра Солнца. Однако перемычка имела большую яркость, чем сами ложные Солнца, и даже была ярче их центральной части. Грани перемычки имели четкие очертания. Ложные Солнца не перемещались, они как будто зависли в небе, вертикально расположенные одно над другим. Погода в это время была умеренно ветреной – 8 м/с с порывами до 11 м/с. За период многолетней работы метеоролог Екатерина Михайловна видела в небе много разных явлений природы, но такое – впервые. Подумав об этом, она на несколько секунд отвлеклась от созерцаемого, а когда вновь посмотрела туда, то все уже исчезло».

Все было бы прекрасно, если бы газета не поместила прямо под заметкой в рубрике «Погода» краткую информацию: «Восход Солнца в 10 часов 4 минуты». Что же получается: «ложное Солнце» появилось более чем за 2 часа до восхода настоящего Солнца, ведь вряд ли 4 дня назад оно взошло намного раньше!

Настоящие ложные Солнца обычно наблюдаются на расстоянии 22 градуса от настоящего Солнца, справа и слева. Они могут быть соединены кольцом гало (в его центре находится настоящее Солнце). Иногда видно одно ложное Солнце без круга, ярко окрашенное. За ложным Солнцем может тянуться «хвост», направленный в сторону от настоящего Солнца, длиной до 20 градусов, более короткий «хвостик» – указывать на Солнце, а вверх и вниз – отходить фрагменты гало (оборванного кольца). Цвета ложного Солнца– красный, желтый или оранжевый, иногда разноцветный (красной стороной к Солнцу). Они могут также наблюдаться на расстоянии 46, 90, 140 градусов от Солнца, но в таком случае гораздо менее ярки и крайне редки. Известны и другие варианты, но они тоже нисколько не похожи на то, что видела Е. М. Карпина.

Ф. Ю. Зигель так прокомментировал сообщение «Ленинской правды»:

«Мне приходилось много раз наблюдать „ложные Солнца», и потому я с уверенностью могу утверждать, что описанное в заметке явление не относится к известным оптическим феноменам… Есть все основания причислить феномен, наблюдавшийся в Петрозаводске 19 декабря 1977 года, к гантелевидным НЛО».

Однако знаменитый уфолог тоже поторопился с выводами: в рассказах других очевидцев говорится, что это явление не было стабильным.

«19 декабря 1977 года, в 7.20 (время точное, так как автобус СМУ‑5 делает один и тот же рейс каждый день и в одно и то же время делает остановку на ул. Правды), я стоял там напротив церкви, – рассказал мастер СМУ‑5 Сергей Петрович Сорокин, 1955 года рождения. – Были еще рабочие, четыре человека, разговаривали. Смотрим, над домом объект какой‑то висит – возможно, далеко над озером. Невысоко над трубой, прямо над нею.

Это был шар, и в нем чувствовался объем. Серебристого цвета, светил он, похоже, как Луна светит отраженным светом, но в то же время изнутри все‑таки светился, и похоже было на дневной свет… Температура воздуха была примерно градусов под 30, звезд не было видно, изморозь в воздухе – она‑то и создавала какую‑то светотень, в середине ярче казалось. Висел неподвижно. Размер шара был примерно с диск Луны, но ярче ее. Свет как от фонаря.

Секунд через 10‑15 после того, как я увидел шар, из него вверх вдруг пополз луч света, и чем выше полз луч, тем явственнее у него на конце вырисовывался еще один шарик; а нижний шар между тем по мере движения луча и образования второго шара все тускнел, а верхний увеличивался в размерах и разгорался. Наконец, оба шара сравнялись в размерах– оформление второго шара заняло секунд 10‑15. Верхний шар ушел на 10‑15 дисков Луны вверх по лучу от нижнего. Луч был яркий, такой же светимости, как первый шар в максимуме… Затем прямо на наших глазах все исчезло – примерно через минуту после начала.

Наши сразу заговорили про пришельцев, кто‑то сравнил с запуском детской ракеты. Кто‑то сказал, что это природное явление; я же сразу был уверен, что это работа инопланетян».

Другой житель Петрозаводска, Е. Коньков, написал журналистам:

«На безоблачном, ясном небе на севере был светящийся шар – светоизлучение было довольно слабым. От шара отделялась очень медленно вертикальная точка, за ней тянулся шлейф такого же свечения, как и светящийся шар. Движущаяся точка имела яркость средней звезды (можно было принять за огни самолета); яркость то уменьшалась, то увеличивалась (рис. 37).

Движение ее было довольно медленным и фиксировалось мною по соседней звезде. Когда точка поднялась выше звезды, ее свечение увеличилось… и как‑то сразу все пропало. Соседнего „ложного Солнца» поблизости не было. В стороне было бесформенное небольшое облако, но оно осталось и свечения не излучало…»

Почему Коньков не увидел шара, разгоревшегося на верхнем кончике луча? Возможно, он видел только начальную фазу явления? Василий Варлашкин, ассистент кинооператора Петрозаводской студии телевидения, и ряд других очевидцев почему‑то видели вообще только одно «пятно».

«Я вышла из дома и пошла по Октябрьскому проспекту, – рассказала Вера Животовская. – На подходе к детсаду я увидела какой‑то светящийся шар, который висел чуть выше дома. Я смотрела в сторону озера: Небо было темно‑синее, звезд не было… Цвет шара был как при электросварке, но здания не были освещены этим светом. Было без 17 минут 8 часов утра, и в течение еще двух минут я снова наблюдала шар. Теперь он висел уже над самым озером. Это был, пожалуй, не совсем шар, он имел овальную форму, длинная ось была расположена горизонтально. Цвет и яркость при втором наблюдении не изменялись. Под овалом был виден конус, свечение яркое, но рассеянное. Конус был виден довольно отчетливо. Внутри ничего такого не ощущалось. Не помню, перемещался ли овал по небу, скорее всего, нет… Добавлю еще, что свет не пульсировал, а конус светился весь как бы изнутри».

Конус, на рисунке Конькова выходящий вверх из одного «шара» и ничем не увенчанный, здесь, наоборот, исходит из шара вниз. Видимо, в какой‑то фазе явления нижний шар погас или был заслонен чем‑то, а верхний уже разгорелся.

Как и во время нашумевших событий 20 сентября 1977 года, это явление тоже наблюдали по всей Карелии, а не только в Петрозаводске. Сообщения поступали из разных мест, что дает возможность оценить удаленность объектов и их взаимное расположение.

«Я тоже была свидетелем этого необыкновенного явления, – написала Лена Усольцева, ученица 7‑го класса Пиндушской средней школы Медвежьегорского района. – 19 декабря в 7.40 на небе появилось нечто поразительное.

Как только я взглянула на видение, сразу мелькнуло в голове: „Ракета!» Да, это очень было похоже на ракету с ярко очерченным контуром: она заканчивалась неполным острием. Была ясно видна светло‑оранжевая полоска на контуре „ракеты», которая никуда не двигалась.

Сразу внизу под ней было „Солнце» или просто шар бледно‑голубого цвета, за ним пятно такого же бледного цвета, только белое и гораздо большее по размерам. Второго „Солнца», как написано в газете, не было.

Свечение, если так можно сказать, продолжалось не более 3‑4 минут, постепенно оно стало бледнеть и исчезать. Только дольше был виден голубой шар. Еще до появления его я долго смотрела на северную часть неба, мое внимание привлекла яркая светло‑оранжевая звезда. Когда и голубой шар начал исчезать, можно было заметить, что звезда исчезла. Просто показаться это не могло. Приблизительно это выглядело так (рис. 38).

Диск у ложного Солнца и у обычного был бы примерно одинакового радиуса; длина „ракеты» и перемычки – 1 м. Но я не согласна с тем, как написано в заметке, что перемычка была ярче, чем Солнце, и ее ширина была равна 1/40 диаметра Солнца – ширина была гораздо больше. И еще: если бы звезду было видно, она находилась бы примерно в центре голубого диска, но она исчезла…»

Однако самое детальное сообщение было передано в Отделение общей физики и астрономии АН СССР начальником Геомагнитной экспедиции Ленинградского отделения Института земного магнетизма и распространения радиоволн АН СССР Ю. Копытенко. В тот день он был в километре к югу от Беломорска вместе с еще двумя сотрудниками экспедиции:

«Сотрудники Геомагнитной экспедиции ЛО ИЗМИРАН наблюдали 19 декабря 1977 года с 7.30 до 7.47 московского времени необычное явление.

На темном небосводе в СВ части при угле места 30 градусов появилось оранжевое пятно (фонарь) типа „груши». Примерно через минуту оно исчезло из поля зрения. Через некоторое время (7.33) в той же части неба при угле места 40 градусов появился небольшой светящийся вертикальный столб конусообразного типа с основанием внизу, который, увеличиваясь в размерах, боком приближался в течение 1,5 минут с востока на запад к Беломорску. В 7.36 объект начал делать маневр в северной части неба, уходя немного вверх над городом. В этот момент времени он как бы завис над Беломорском, немного продвигаясь вверх. Отчетливо вырисовывались контуры этого объекта в форме гриба ножкой вниз. Нижняя часть объекта была длинным конусообразным вертикальным снопом четкого света беловато‑желтоватого цвета. Свет напоминал мощный луч прожектора и исходил сверху вниз из голубого шара. Длина светового луча была в 5 раз больше диаметра шара. Выше шара был небольшой темный сегмент, который отделял своеобразную динамическую прикрышку шара в виде серпа голубого цвета с зеленоватыми и красноватыми оттенками. Концы серпа обрамляли шар и исходили из него, напоминая радиационный пояс.

Голубой шар был не более 1/4 диска Луны. Объект висел в воздухе при угле места 45 градусов не более 1 минуты на высоте 1,5‑3 км (судя по небольшим облакам). Затем сноп света стал постепенно исчезать. Через некоторое время (30 секунд) весь объект был загорожен от нас внешней поверхностью серпа. На этом месте появилось голубое облако размером с диск Луны. Это облако уменьшалось, и объект бесшумно удалялся».

Много лет спустя мы решили отложить на карте азимуты, указанные из разных точек. Все они уходили на северо‑восток. Два наиболее точных замера пересеклись на мысе Канин Нос!

Для людей, не знакомых с советскими ракетными программами, мыс Канин Нос может ассоциироваться только с известным детским стишком о незнании географии или поморами‑мореходами. Для нас же все стало ясно: загадочное явление горело в небе в районе полигона Чижа, который сейчас используется как место падения боеголовок баллистических ракет морского базирования. Обычно ракеты запускают с борта подводных лодок, находящихся в Охотском море, но не исключен и обратный вариант – запуск ракет из Баренцева моря по полигону Кура на Камчатке.

Итак, звездочка, поднимающаяся вверх, и конус – это, по‑видимому, ракета морского базирования и ее шлейф. С шарами дело обстоит посложнее. Такие шары обычно образуются при подрыве особых контейнеров с химическими реагентами во время «активных экспериментов» в верхних слоях атмосферы или взрыве самой ракеты (в случае слива «гарантийного запаса» топлива четкий шар не образуется).

Почему было два шара? Во время «активных экспериментов» в ночь с 23 на 24 августа 1968 года над Баренцевым морем в небе зажглись сразу три «шара», но они, судя по описаниям, были доставлены тремя отдельными ракетами. Здесь, возможно, была применена такая схема: ракета сначала отделяет ступень или боеголовку с контейнером, который подрывается (это первый шар), продолжает подниматься (за ней тянется шлейф – «перемычка»), сбрасывает второй контейнер (второй шар) и продолжает полет (удаление звездочки, которое видели военные). В том, что за «ложными солнцами» стояли какие‑то эксперименты ВМФ СССР, у нас уже нет никаких сомнений. Знали ли об этом члены комиссии, приехавшей в Петрозаводск, неизвестно – почти никаких документов о расследовании эпизода 19 декабря не сохранилось.

Конечно, далеко не все загадочные явления можно было объяснить так просто. В тот день в Ленинграде нечто странное наблюдала пенсионерка Анна Григорьевна:

«19 декабря, в 3 часа утра, заметила над крышей соседнего пятиэтажного дома светлый диск размером с 3‑4 диаметра Луны. Диск светился белым матовым светом, равномерным, спокойным, но по яркости превосходящим яркость Луны. Диск находился на северо‑западе под углом к горизонту примерно 45 градусов и казался очень низко расположенным над крышей. Диск был круглый, со срезанной хордой, в верхнем конце которой был прямоугольный выступ.

Сначала казалось, что диск неподвижен, но, присмотревшись, заметила, что он очень медленно перемещается вправо и вниз. Через некоторое время диск спрятался за домами, и некоторое время был виден только его прямоугольный выступ. Наконец и выступ ушел за дом, после чего из‑за крыши в течение 10‑15 минут шло свечение. Когда объект скрылся за крышей, совсем на мгновение появился тонкий и недлинный луч (примерно 1‑1,5 м), внутри которого были четко видны светящиеся ниточки, выходящие как бы из одной точки.

Когда диск был виден, снизу, по окружности, его огибала красная полоса, между которой и диском происходило искрение других цветов: голубого, синего, а может быть, и других. Потом все потухло, но появились всполохи. Явление сопровождалось неясным, приглушенным, ровным гулом».

Вечером того же дня доктор наук Лев Николаевич Галкин, сотрудник Главной геофизической обсерватории, выглянул из окна своей квартиры на Ново‑Измайловском проспекте:

«19 декабря, в 22.49, случайно взглянув в окно, он увидел три овальных светящихся предмета, двигавшихся в восточном направлении строем треугольника, – записал К. Полевицкий 5 дней спустя. – Форма овальная, свечение белое. Размер объектов 1/3 диаметра луны, расстояние между объектами 3 диаметра. Наблюдение велось при безоблачном небе над городом. Высота– 1‑1,5 км. Движение происходило по прямой, звука не было. Л. Н. Галкин растворил окно, чтобы лучше видеть и наблюдать движение объектов вместе с женой. Продолжительность наблюдения – около минуты. Конца движения Л. Н. Галкин не видел, так как пошел за биноклем, а когда вернулся, явление исчезло. По оси движения образовался ясно видимый след, наподобие тумана, подсвеченный снизу огнями города, след был обратно направлению движения объекта. Эта оставленная НЛО струя расширялась и через некоторое время достигла наблюдателей, продолжавших смотреть из открытого окна. При вдыхании „тумана» оба ощутили жжение в груди и что‑то вроде временной потери памяти…»

Эти наблюдения и по сей день остаются неопознанными.



Читайте также...



alieneternal

ПОДДЕРЖИ САЙТ, 
ПОДПИШИСЬ НА НАШУ ГРУППУ ВКОНТАКТЕ

Жми ⇓