Комиссия по аномальным явлениям в окружающей среде

28 февраля 1984 года при Комитете ВСНТО по проблемам охраны окружающей природной среды (председатель академик Б. Н. Ласкорин) была создана Комиссия по аномальным явлениям (АЯ) в окружающей среде. Инициатива снизу была поддержана военными: им надоело творческое бессилие Платова и Мигулина, растерявших доверие не только уфологов, но и простых граждан (рис. 65). Естественно, военными в бюро комиссии были введены (в полном соответствии с давними рекомендациями) «свои люди»[1].

Первой «проверкой на прочность» альтернативной комиссии стало очередное грандиозное зрелище, разыгравшееся в небе над СССР и Восточной Европой. Оно как в зеркале почти повторило события 20‑летней давности.

2 декабря 1983 года, в 21.40‑22.00, над Восточной Европой, Украиной и Россией пролетели некий объект или группа ярких светящихся разноцветных объектов. Тело – или тела – двигались по той же траектории, с северо‑северо‑запада на восток‑юго‑восток, волоча за собой шлейфы.

На сей раз траекторию полета удалось проследить не только над СССР, но и над территорией Восточной Европы. Через два года после того, как небесная процессия пересекла небо над ГДР, в журнале «Astronomie und Raumfahrt» появилась заметка астронома Дитмара Беме:

«Вечером 2 декабря 1983 года над удаленными районами ГДР наблюдалось небесное явление, которое оценивается как экстраординарное… В 19:45 ± 1 минута (21.45 по московскому времени. – М. Г.) на востоке у горизонта появились две светлые точки, которые, двигаясь на север, постоянно увеличивали высоту. При прохождении пика своей траектории на расстоянии максимум 1‑2 градуса от Полярной звезды были замечены уже 7 звездоподобных объектов, которые продолжили свой путь в направлении востока и исчезли в дымке горизонта (рис. 66)…

За светящимися объектами тянулся шлейф длиной в несколько градусов. Характерно также, что явление прошло полностью беззвучно и на всем его протяжении (80 ± 15 секунд) расстояние между объектами не менялось. Четырьмя другими наблюдателями отмечено взрывчатое отделение частей, чего в Несса и Гроспоствитц замечено не было… Из представленных данных наблюдений можно с достаточной точностью установить скорость (2 км/с) и высоту объектов (150 км). Некоторое отклонение данных в сторону повышения не исключается.

По моему впечатлению как наблюдателя и по оценкам в некоторых сообщениях, речь может идти о сгорающих в земной атмосфере обломках корпуса космического корабля…»[2]

Скорость, рассчитанная немецким астрономом, сразу исключала метеоритное происхождение тела, так как минимальная скорость для метеоритов, входящих в атмосферу Земли, – 11,2 км/с, то есть вторая космическая скорость. Зато для сходящего с орбиты спутника действительно скорость подходящая[3].

Уфологи Рышард Грундман и Бронислав Ржепецкий рассказали, что вечером 2 декабря в районах расположения военных аэродромов были замечены «несколько НЛО». Они летели поодиночке и группами, светились красным, зеленым и белым светом, оставляли за собой хорошо различимые инверсионные следы. Высота полета была, по приблизительным оценкам, от 10 до 15 000 м. Оценивали «на глаз», потому что ни один из радаров эти объекты не зафиксировал.

В то же самое время гражданский пилот Миколайчик из города Мелец сообщил по радио, что только что прямо под ним пролетел какой‑то объект. Он летел метров на 60 ниже, слабо светился спереди, а сзади за ним тянулся шлейф яркого пламени. При этом никакого звука объект не издавал. Вскоре Миколайчику с земли передали, что такой объект в зоне его тренировки появиться не мог, поскольку по описанию он больше всего был похож на военный самолет, но никакая воинская часть полетов в этом районе не проводила[4].

Поскольку объект летел вдоль 52‑й параллели, Польшу он пересек позже, чем Германию. Тем не менее часть польских очевидцев говорят об одном объекте, хотя и с двумя «хвостами». Неужели тело, разделившееся на 7 частей над ГДР, снова «собралось» в одно целое? Так как над территорией СССР «болид» летел на той же высоте, что и над ГДР, – 120‑150 км, это, по‑видимому, значит, что речь идет о разных объектах: одни летели высоко, другие – низко. Потолок полета «Ан‑2», на котором летел Миколайчик, не слишком высок, а перепутать положение НЛО – под собой или над собой – нельзя. Наблюдая за объектом, он мог пропустить зрелище, развертывающееся на высоте 150 км.

Над Белоруссией видели уже два тела с хвостами или шлейфами:

«Метрах в 300 от нас, на высоте примерно 30‑40 м, над крышами домов пролетело странное сооружение, – сообщил очевидец из деревни Почаново Барановичского района Брестской области. – Точныхочертаний не было видно, но огромное впечатление произвели на нас два шара или просто светящиеся круги. От этих шаров исходили языки голубоватого пламени… Шары располагались под углом относительно друг друга; меньший шар был впереди и выше второго, большого шара. Они летели параллельно земле, с запада на восток. Скорость их движения была небольшой: за 40‑45 секунд они пролетали около 2 км. Явление наблюдали с разных мест одновременно пять человек»[5].

Очевидно, тенденция, наметившаяся над Польшей, здесь продолжилась: «два хвоста», увиденные Р. Курчевским, были лишь предшественниками распада объекта на два не зависимых друг от друга тела. Над Россией и Украиной распад продолжился.

Координатор оптических наблюдений искусственных спутников Земли Н. Ерпылев сообщил, что явление видели на многих станциях наблюдений спутников.

«Оптические инструменты помогли проследить за тем, как светящийся объект разделился на несколько частей, – сказал он. – Самая яркая из них была порядка 4‑й звездной величины, то есть превышала по блеску Венеру в самой яркой ее фазе. Угловая скорость группы объектов составила примерно 0,8 градуса в секунду»[6].

Жительница Севска Л. Нестерова сообщила о бесшумном движении 2 декабря светящегося шара с длинным хвостом. Н. Куцая из Трубчевска увидела два ярких светящихся шара: один большой, второй приблизительно в два раза меньше. Через некоторое время за ними потянулись огненные шлейфы. С. Воробьев и другие (Клинцовский район, село Рудня‑Воробьевка), Л. Давыдова (Брянск) около 10 часов вечера также заметили два летевших бесшумно огненных шара. Один был впереди, другой немного отставал. И. Могилевцева в поселке Кокино увидела четыре светящихся шара (два впереди и два сзади), за которыми тянулись ярко‑красные хвосты. Скорость их была небольшая, казалось, их можно обогнать бегом. Через несколько мгновений появились якобы очертания «корабля» с голубым светом в «иллюминаторах», количество которых было около 10. Все эти тела двигались в сторону Брянска. Супруги Романовичи, находясь в районе площади Партизан, заметили движущиеся со стороны телецентра в направлении Фокинского района 7‑8 светящихся объектов прямоугольной формы, расположенных в ряд. За ними тянулся шлейф, сверху находился яркий шар. Относительное расположение объектов не изменялось, что, по мнению наблюдателей, указывало на их взаимную связь. При этом наблюдался один из лучей, направленных вниз.

Студент О. Киселев и учащийся Брянского политехникума Г. Титов увидели плывущие со стороны телецентра светящиеся тела с лучом, направленным к земле. По их мнению, также была видна некая «конструкция». Интересное письмо прислал И. Лемешко из Климова, который вместе с сыном наблюдал 5 светящихся тел. По их мнению, также существовала определенная привязанность их друг к другу[7].

Если посмотреть на эти свидетельства непредвзято, похоже, что одно тело распалось сначала надвое, а потом раздробилось на еще более мелкие кусочки.

Узнав о случившемся, сотрудник Главной астрономической обсерватории АН УССР А. Ф. Пугач обратился к очевидцам[8]. Киевские астрономы обработали более 600 писем, которые пришли после публикации, и составили «фоторобот» явления:

«Сначала все напоминало огонь обычной осветительной ракеты, запущенной кем‑то в западной части неба. Этот огонь плавно двигался к зениту. Вскоре рядом с ним появился второй огонь, двигавшийся параллельным курсом. Каждый из них будто обрастал роем менее ярких огней. За отдельными оценками количество объектов, которые светились, доходило до нескольких десятков. За каждым из них тянулся белесый хвост длиной 10‑20 градусов. Угловой размер всей группы составлял 2‑3 градуса. Исключительный интерес представляла световая гамма объектов. Преобладали желто‑оранжево‑красные тела, но во многих письмах отмечались всплески фиолетовых, белых, зеленых, синих, малиновых оттенков и их разнообразнейшие комбинации. В начальной части хвоста, где свечение было более интенсивным, многие видели вспышки, похожие на искры бенгальского огня. Все объекты были будто связанные в одно целое и двигались параллельно друг другу. В полной тишине они пересекли за 3 минуты весь небосвод и стали невидимыми возле линии горизонта в юго‑восточной части неба»[9].

Анализ показал, что группа тел шла над Украиной с северо‑запада‑запада на юго‑восток‑восток на высоте от 120 до 150 км со средней скоростью 5‑6 км/с, преодолев над ее территорией около 1200 км. На это им понадобилось лишь около 4 минут, поэтому очевидцы из разных областей указывали почти одно и то же время.

Единственное явление, которое хорошо отвечает всем чертам феномена, – это схождение спутника с орбиты. Как раз в это время сошел с орбиты спутник «Космос‑1509», который и объявили виновником небесного шоу. Чешский астрофизик Иржи Григар тоже пришел к выводу, что это вошло в атмосферу и сгорело искусственное тело. Он, однако, приписал «шары» сгоранию остатков ракеты‑носителя «Горизонт‑8». Все было бы отлично, если бы не целый ряд наблюдений и фактов, «выпадающих» за рамки спутниковой гипотезы.

Собственный анализ провели астрономы из Харькова. По их мнению, средняя скорость движения объектов была окало 5 км/с, а южнее Харькова даже возросла более чем в 2 раза! Это противоречит картине падения спутника, который должен был только тормозить из‑за сопротивления атмосферы[10].

Как и в 1963 году, среди сотен писем и рассказов оказались свидетельства, которые не вписываются в картину распада и сгорания спутника. В Комиссии по АЯ их накопилось «около двух процентов». Кое‑кто утверждал, что тела летели ниже облаков и полет сопровождался звуками – свистом, шорохом, громовыми раскатами. Хотя среди авторов подобных писем были даже летчики, Комиссия по АЯ не признала эти свидетельства заслуживающими доверия[11].

Среди очевидцев явления, которых мне удалось разыскать, также оказался летчик – штурман самолета «Ан‑24» Вениамин Григорьевич С, который в тот вечер был в воздухе неподалеку от Донецка. Самолет летел на высоте 5700 м при МК = 75 градусов (то есть объект пересек небо прямо перед ними). Он описал объект как геометрически правильное тело в форме трапеции, за которым тянулся короткий раздвоенный шлейф в 1,5‑2 длины объекта. Это совершенно не соответствует картине распада спутника, хотя траектория пролета объекта на его схеме точно совпадает с рассчитанной киевскими учеными.

Пока трудно сказать, являются ли свидетельства, не вписывающиеся в картину сгорания спутника, «шумом», типичным для массовых наблюдений. Комиссию, впрочем, это не волновало: перед нею был шанс громко заявить о себе. Он был использован на все сто процентов[12].

Заместитель председателя Комиссии по АЯ, летчик‑космонавт СССР П. Попович привел журналистам несколько примеров «настоящих аномалий»:

«Расскажу о достоверном событии, исследованном горьковской секцией нашей Комиссии. Оно произошло 27 марта прошлого года[13], около 18 часов московского времени. Обычные обзорные РЛС горьковского аэропорта обнаружили объект, который не смогли опознать. То есть на запрос „свой‑чужой” летящий объект не отвечал. „Работал” только в режиме отражения радиолокационного сигнала. Он шел примерно в 70 км к юго‑востоку от Горького. Двигался в сторону аэропорта. Затем немного довернул восточнее и пролетел не через сам аэропорт, а примерно на расстоянии 7‑10 км от него. Как было установлено, высота полета объекта не превышала одного километра. Скорость – примерно 180‑200 км/ч. Горьковский воздушный диспетчер А. Шушкин видел его своими глазами. По словам диспетчера, он был размером с фюзеляж самолета ИЛ‑14. Но без всякого признака крыльев, хвостового оперения. «Сигара» светло‑серого, стального цвета медленно проплывала в небе… Явление длилось минут 40. На расстоянии 30‑40 км к северо‑востоку от аэродрома РЛС потеряли его из вида»[14].

По уточненным данным, наблюдение Александра Ивановича Шушкина произошло не 27, а 28 марта. НЛО летел на высоте 400‑500 м и через 10 секунд скрылся из поля зрения авиадиспетчера.

В другой публикации Павел Романович привел более драматический пример:

«Во время рейса самолета „ЯК‑40″ на участке между населенными пунктами Медвежье и Надым экипаж заметил какое‑то круглое, очень блестящее инородное тело, которое быстро приближалось и через некоторое время оказалось прямо по курсу. С каждой минутой размеры этого тела увеличивались. И когда казалось – столкновение уже неминуемо, объект взмыл вверх перед самым носом самолета, не причинив ему никакого вреда. Этот случай произошел в январе 1978 года»[15].

Бывший космонавт в 1984 году признался, что во время полета над Кубой их догнал и обогнал неопознанный объект треугольной формы.

«Это случилось в 1978 году, когда мы летели из Вашингтона в Москву на высоте 10 200 м, – рассказал он уже в наши дни Валерию Уварову. – И вдруг, взглянув в иллюминатор, я обратил внимание, что выше нас параллельным курсом летит блестящий на Солнце правильный равнобедренный треугольник ярко‑белого цвета, напоминающий парус. Он двигался плоскостью вперед. Если мы летели со скоростью порядка 950 км/ч, то этот треугольник летел со скоростью 1500 км/ч или более, потому что он нас обгонял. Я обратил внимание всех пассажиров и экипажа на этот объект. К сожалению, все то время, пока объект был в поле нашего зрения, и после того, как он исчез, мы не могли прийти к выводу – что это такое. Объект так и остался неидентифицированным. Мы ни с чем не могли его сравнить. На самолет он не был похож. Ни один самолет таких форм не имеет. И на шар он тоже не был похож. Это единственный случай в моей жизни, который вызвал во мне неподдельный интерес к этой проблеме»[16].

Сенсационные по тем временам статьи в газетах оказали нужный результат: на адрес Комиссии по АЯ пришло более 12 тысяч писем. Среди них были и сообщения от военных, по тем или иным причинам не попавшие в досье «Сетки/Галактики».

Конечно, далеко не все письма в Комиссию представляли какой‑то интерес для уфологов. В Ленинградском отделении Комиссии подсчитали, что из примерно тысячи писем, переданных из Москвы для их дальнейшего анализа, действительно наблюдали что‑то авторы 89 процентов сообщений, остальные содержали религиозные рассуждения (0,5 процента), абсурдные заявления психически больных (2 процента), рассуждения вообще о мироздании, инопланетянах и их космических кораблях (5 процентов), рассуждения о том, что НЛО– это активная подготовка агрессии со стороны империалистов (0,8 процента), шутки о «тарелках» (0,5 процента), предложение своих услуг Комиссии (1 процент), сообщения о полтергейсте (0,25 процента). 1,25 процента сообщений были написаны на украинском, эстонском, литовском и латышском языках. Их так и не перевели во время работы Комиссии, и это пришлось сделать нам при подготовке «Летописи аномальных явлений». Интересно, что только 1 процент писем был анонимным.

Из 89 процентов писем с описаниями различных наблюдений в подавляющем большинстве случаев речь идет о различных запусках ракет в 1983‑1985 годах. Только знаменитому событию «Ровно в 4.10» (запуск ракеты морского базирования 7 сентября 1984 года из акватории Баренцева моря, принятый за НЛО) было посвящено 7 процентов писем, а другому запуску (27 декабря 1984 года) – еще 5 процентов[17].

Статистика по Московскому региону была почти такой же: из 3568 писем, где содержались описания каких‑то явлений, в 1977 случаях увиденное удалось опознать как запуски и другие проявления технической деятельности человека, в 51 письме рассказывалось об известных природных явлениях, и только в 1540 сообщениях речь шла о чем‑то неопознаваемом без дополнительного расследования (рис. 67).

Военные, разумеется, имели полный доступ к мощному потоку писем в Комиссию по АЯ, а некоторые ее сотрудники даже выполняли госбюджетные работы по изучению НЛОдляНИИ‑22. Иногда доходило до смешного: известные всем уфологам рукописи и другие материалы об НЛО, попав в руки армии, тут же украшались грозными грифами секретности. Когда военные опрашивали очевидцев НЛО, они показывали им комплект таблиц с рисунками разных аномальных явлений, разработанный уфологом Валентином Гольцем и хорошо известный его коллегам. У офицеров он стал считаться секретным!



Читайте также...



alieneternal