Истории появления НЛО в Чечне

НЛО наверняка появлялись в Чечне с незапамятных времен, только записывать их визиты было некому – не до того было. Революция, коллективизация, голод и два неудачных восстания против советской власти, массовые депортации и репрессии почти начисто выкосили мятежный народ. Именно поэтому первые рассказы про НЛО в небе Чечено‑Ингушской АССР датированы концом 60‑х годов прошлого века и поведаны приезжими, которые заселили богатый нефтяной край.

В конце лета 1967 года, около 11 часов вечера, геофизик Валентина Еременко лежала в траве между поселком Ново‑Грозненский Гудермесского района и шоссе, метрах в 150 от дороги.

«Стояла ясная тихая ночь, без облаков, – рассказала Валентина Степановна. – Были ли звезды, не помню.

Неожиданно я заметила, как почти вертикально спускается в мою сторону длинное сигарообразное тело размером с комнату – примерно 6‑7 м длиной, при диаметре около 2 м. Сигара светилась красноватым, скорее алым цветом, спускалась очень медленно, но не плавно, а небольшими рывками. Рывки не взад‑вперед, а как бы колебания с поступательным вращением. Спуск сопровождался гулом – негромким, ровным на высоких тонах, скорее поющим. Было заметно вращение, но не исключено, что это вращался свет внутри. Сигара спустилась метрах в 200, до уровня рядом расположенных телеграфных столбов.

Я испугалась и убежала; когда минут через 5‑7 привела людей, то ничего уже не было. Поскольку светимость была пульсирующей, мерцающей, дрожащей, контуры сигары были нечеткими».

В период с 22 по 26 июня 1976 года (очевидец точно не запомнил) над Грозным, в 22.10, появилось гигантское тело, наклоненное по отношению к земле на 15 градусов. Оно летело на высоте около 300 м до нижней части кольца со скоростью около 120 км/ч. НЛО светился равномерным зеленым светом. По всей длине конусов свечение сопровождалось более яркими пульсациями, которые перемещались, переходя с одного конуса на другой. Их яркость менялась в зависимости от кривизны поверхности, по которой они перемещались. В месте стыка конусов при их подходе происходила яркая вспышка, и в этот момент кольцо вибрировало. Никаких звуков при этом не было, но пролет НЛО сопровождался мощными эффектами: погас свет, остановилось несколько автомашин (рис. 72).

29 августа 1990 года НЛО наблюдал художник объединения «Чечингфото» Евгений Коновалов.

«Около половины двенадцатого ночи из кухни своей квартиры, расположенной на 9‑м этаже дома по проспекту Ленина, я обратил внимание на яркий световой поток высоко в небе, – рассказал Евгений Степанович. – Такого мощного зарева я никогда не видел с этой стороны, да еще в такой поздний час. Тут же вышел на лоджию, чтобы лучше разглядеть его. То, что поначалу показалось заревом, было отчетливо обрисованным необычным светящимся предметом, неподвижно висящим над землей в районе Черноречья.

Предмет был похож на шапку и одновременно напоминал медузу. Верхняя его часть по ободку светилась. А посередине сверкали какие‑то фонарики, наподобие иллюминаторов… (рис. 73). Минут через 5 предмет стал медленно гаснуть, не меняя величины, и потом исчез. Через некоторое время он опять стал проявляться в небе, как лампа накаливания, но был уже гораздо тусклее прежнего, – и вновь исчез. В этот момент в моих руках уже был карандаш…»

В июле 1994 года, незадолго до начала боевых действий, учитель Николай Громов из Грозного поведал о том, что в 4 часа утра он видел бесшумно летящий на высоте порядка километра странный объект, по форме напоминавший автомобильную камеру. На его коричневом корпусе находилось множество конструкций, похожих на антенны с шариками на концах. Не сбавляя скорости, НЛО сделал разворот под углом почти 90 градусов, полетел в другую сторону и вскоре исчез в предрассветной тьме. Явная материальность объекта в сочетании с немыслимым разворотом убедили учителя, что «кто‑то прилетал в гости к людям на планету Земля»[2].

Если, верить очевидцам, то до войны пришельцы не только демонстрировали на небе свои аппараты, но и вступали в контакты с жителями республики. Вот только о том, что скоро грядет кровопролитная бойня, инопланетный разум почему‑то никому не сказал…

Однако самые драматические впечатления достались на долю летчиков, которые служили в Чечне незадолго до провозглашения независимости.

«Мои воспоминания о событиях более чем 10‑летней давности отчасти стерлись из памяти, поэтому мой рассказ будет носить повествовательный характер, не всегда буду опираться на точные даты и фамилии тех людей, которые это могли бы подтвердить, – так начал свое письмо в Комиссию по аномальным явлениям Русского Географического общества бывший летчик Михаил Иванов. – Одно могу сказать: весь личный состав в/ч 22467, которая дислоцировалась в Грозном, может подтвердить или дополнить мой рассказ.

Началось все осенью 1989 года. Штурманы боевого управления начали замечать на экранах РЛС посторонние цели, в просторечии „метки», летящие на больших высотах и больших скоростях в основном над территорией Дагестана. Я сразу вспомнил, что нечто подобное было в Адыгее, где я служил. Там осенью 1979 года наблюдались аналогичные „метки» в горных районах республики. Тогда не очень серьезно относились к этим явлениям, а сейчас я стал более внимательно относиться к происходящему.

Итак, осенью 1989 года я прибыл из отпуска и частенько выполнял обязанности дежурного штурмана на стартовом командном пункте. На экране РЛС я заметил цель, которая двигалась со сверхзвуковой скоростью от Кизляра в сторону Грозного. Обо всех летательных аппаратах, находившихся в воздухе в нашем районе полетов, я знал, и в то время нас бы предупредили о „чужаке».

Я выбежал на улицу в надежде увидеть в том направлении этот объект. Дело происходило в темное время суток, и можно было рассмотреть хоть летящую „звездочку», как иногда мы видим спутники. Но штурман – руководитель ближней зоны – мне сказал, что это бесполезно, высота очень большая. Я, естественно, ничего не увидел.

В следующий раз я обратил внимание на отметку цели, похожую своим полетом на вертолет. Это было между г. Хасавюртом и населенным пунктом Миатли, где располагается ГЭС. Кстати, оговорюсь, что эти места почему‑то привлекали НЛО, а у нас там проходили маршрутные трассы.

„Метка» внезапно появилась на экране, цель летела на скорости, соизмеримой со скоростью вертолета. Затем остановилась и разделилась натри „метки». Они стояли и не двигались, потом полетели и исчезли. По времени это продолжалось 5‑7 минут.

Эти два события заставили меня постоянно обращать внимание на звездное небо и слушать рассказы летчиков полка о своих наблюдениях.

В этот период было еще одно событие, которое мне надолго запомнилось. Я не знаю, связано ли оно с появлением НЛО, но ничего подобного ни я, ни другие летчики больше не встречали в небе.

Наша эскадрилья выполняла обычные полеты во вторую смену, день с переходом на ночь. Летчики подтверждали классную квалификацию в условиях ночи. Маршрутные полеты, перехваты, пилотирование в зонах.

Я должен был выполнять маршрутный полет, а потом перехват с майором Юрием Ивановичем Савиновым. Сначала целью был я, а потом он, работали «друг по другу», как у нас говорили.

Необычность атмосферы я почувствовал сразу после взлета. У меня никогда не было иллюзий крена или перевернутого полета, а здесь я не верил своим глазам. Воздух вокруг самолета как будто скручивался, будто кто‑то его выжимает, как сырую тряпку. При этом не было облачности, хорошо были видны наземные ориентиры, звездное небо. Появилось чувство беспокойства. Мне приходилось быть в различных ситуациях, порой аварийных, но голова при этом была ясная, а действия четкие. Здесь было иное, не страх, нет. Чувство, что ты столкнулся с чем‑то опасным, необъяснимым и одновременно интересным и завораживающим.

Я уткнулся в приборную доску, набрал высоту, выполнил задание и стал возвращаться на аэродром.

Лечу, узнаю населенные пункты на земле, факелы горящего газа, которых было много по республике, и вместе с тем себе не верю. Тут уж наверняка придет в голову мысль: „А не дурак ли я?»

Юрий Иванович летел впереди меня на несколько километров. Он уже находился в районе аэродрома, когда я услышал его голос в эфире: „Подскажите курс от 2‑го к 3‑му развороту». Это он, находясь на маршруте полета по кругу, когда видны даже самолеты на взлетной полосе, решил себя проверить. Он был опытнейшим летчиком, в свое время летал на „МиГ‑25″, как мы шутили, видел круглую землю, и вдруг такое. Я понял, что не только у меня такое чувство.

Когда мы приземлились, собрались в „курилке», к нам стали подходить другие летчики: Женя Царев, Петя Чакин, будущий чемпион СССР по самолетному спорту. Они рассказывали про такие же ощущения. Майор Царев обронил фразу: «В такую ночь запросто можно сломать себе шею». Вдруг полеты прекращаются, узнаем, что в соседнем полку, в Ставрополе при заходе на посадку погиб майор Леонов. Впоследствии комиссия установила причину: летчик перепутал дальний и ближний приводы, произвел посадку до полосы, от удара сработала катапульта, и парашют не успел раскрыться.

Майор Леонов знал на этом аэродроме каждый кустик, ему было больше 40 лет, для нас это „старик» с таким опытом, какой нелегко наработать. Истинную причину его гибели знали только мы.

Может быть, что‑то повлияло на плотность воздуха, может, появилась какая‑то посторонняя энергетика, не берусь судить, но явление было неординарное, и связано ли оно с появлением НЛО или нет, нужно оценивать по другим случаям.

Зимой 1990 года старший лейтенант Углов заступил дежурным по полку, прапорщик Баркинхоев – дежурным по штабу. Около полуночи разводящий с часовым поста № 1 вышли на улицу перезаряжать оружие. Не прошло и минуты, как они забежали в штаб и закричали: „Товарищ прапорщик, быстрее, смотрите!» Прапорщик Баркинхоев позвал старшего лейтенанта Углова, и они выбежали на крыльцо штаба.

Олега Углова я знал с его курсантских лет, до звания капитана, и не верить ему не могу. С точки зрения летчика он так описал увиденное.

Летательный аппарат, похожий на космический челнок „Шаттл», пересекал наш аэродром на высоте 600 м. Размером он был с самолет „ТУ‑134″. Здесь Олег мог ошибиться в высоте полета и размерах, зимой в этой местности стоят очень сильные туманы.

НЛО напоминал американский „Шаттл» и отечественный „Буран» тем, что в нижней части его фюзеляжа был прикреплен то ли двигатель, то ли бак. Из обоих сопел вырывалось пламя. Летел он медленно. Олег обратил внимание на то, что этот аппарат двигался на больших углах атаки, что соответствует очень малой скорости. Летел он на север.

Позже в печати было косвенное подтверждение этому случаю. В ту ночь НЛО видели из проходящего поезда и в г. Орджоникидзе, теперешнем Владикавказе.

Летом этого года события, связанные с появлением НЛО, сыпались одно за одним как из рога изобилия. Я не могу в хронологическом порядке описать их, поэтому буду рассказывать отдельные эпизоды, как я их помню.

Летный день аэродрома состоит из 2‑3 летных смен. Мы, приходя на полеты, слушали рассказы первой смены, а если летали в первую, то делились новостями со второй. Вначале обсуждали бурно все появления странных объектов, а потом привыкли, и это стало обыденным. Обычно спрашивали друг у друга: «Ну что, летают?» – а нам отвечали: „Летают, куда они денутся».

В первое время даже хотели ограничивать полеты, так как отметки на экранах РЛС от НЛО мешали вести радиолокационный контроль за нашими самолетами. Массово заговорили об НЛО в полку тогда, когда увидели в предгорьях диск, висящий на месте и покачивающийся, как на волнах. Полетов не было из‑за плохих погодных условий в районе аэродрома, а горы были видны хорошо, и на фоне гор многие тогда наблюдали этот диск.

Вот тогда я и вспомнил рассказ капитана Шавкуна, который перевелся к новому месту службы в Ставрополь. Он рассказывал, что видел летевший вдоль реки Терек диск, а мы над ним посмеивались. Он сам мне потом признался, что не стал рассказывать про полтергейст, который начался в его квартире в период отъезда.

Вспомнили мы, и как весной в небе над Каспийским морем что‑то взорвалось. Прапорщик Новиков, начальник группы вооружения эскадрильи, утверждал, что наблюдал светящийся треугольник, летевший с юга на север, и что именно он взорвался. Всё находящиеся на аэродроме видели огненный шлейф длиной в несколько километров, и в голове этого шлейфа распадались остатки какого‑то объекта. Подполковник Суворов, руководитель полетов, запросил гражданский самолет, летящий в это время по трассе, и он подтвердил, что наблюдает это явление, только происходит оно на очень большой высоте. Руководитель полетов доложил об этом в вышестоящий штаб в Ставрополь. Может, после этого к нам чаще стали наведываться «гости».

После полетов я как‑то стоял возле штаба с одним из молодых лейтенантов. Оба обратили внимание на странно мерцающую звезду. Так звезды светятся в морозную ночь, но был август или сентябрь. Звезда была неподвижна и вдруг полетела. Согласен, не исключено, что это был спутник. Но когда так называемые „спутники» летят парой, а потом вместе разворачиваются под 90 градусов или летят задом, возникает мысль, что это совсем не спутники.

Майор Власенко рассказал, что видел объект, который пикировал и испускал луч красного цвета, а затем уходил в набор высоты и уже светил зеленым лучом.

Один из курсантов, возвращаясь на свой аэродром, доложил, что рядом с ним движется объект оранжевого цвета, круглой формы, немного приплюснутый с полюсов и очень напоминающий большой апельсин. Кстати, по РЛС подтвердилось, что рядом с самолетом летит посторонний объект.

Один из летчиков, выполнявший полет по маршруту с курсантом, увидел справа по борту НЛО. Пока он не доложил об этом по радио, НЛО летел параллельным курсом. Как только прозвучал в эфире его доклад, НЛО отошел от самолета и исчез.

Наблюдая эти объекты на экранах РЛС, я сделал следующие выводы. НЛО стояли, как правило, над горами, когда пилотажные зоны были заняты нашими экипажами. Как только летчики заканчивали задания и возвращались на аэродром, НЛО занимали их места в пилотажных зонах.

Я замерял на экране локатора расстояние от центра нашего аэродрома до трех различных „меток» от НЛО. Это расстояние было одинаковым.

НЛО стоял и на трассе воздушного движения аэропорта Грозного. Когда метка взлетевшего самолета Аэрофлота поравнялась с „меткой» НЛО, на 2 оборота антенны локатора (это порядка 30 секунд) обе „метки», НЛО и самолета, пропали с экрана. РЛС их попросту не „видела», когда они накладывались друг на друга, а затем, когда „метки» расходились, опять были видны обе.

Подполковника Кузьмина и капитана Серикова вывели точно на отметку от НЛО в пилотажной зоне № 3 на юге от аэродрома, в районе населенного пункта Шали. Снова повторилась аналогичная картина. На 2 оборота антенны РЛС „метки» исчезли и потом появились. Только „метка» НЛО, которая стояла в центре пилотажной зоны, переместилась строго в центр соседней зоны № 2. По правде говоря, это было неудивительно: пилоты НЛО знали все наши маршруты, зоны и всю навигационную обстановку района полетов.

6 февраля 1990 года я выполнял обычный тренировочный полет ночью. Погода была простая, я занял высоту 4000 м и приступил к выполнению задания в зоне № 3. Обратил внимание, что соседнюю зону в районе населенного пункта Урус‑Мартан занимает другой самолет.

Необычно было только то, что скорость этого „самолета» была на порядок выше моей, так как в перерыве между миганием бортовых аэронавигационных огней он пролетал расстояние в 4‑5 раз большее, чем самолеты нашего типа. Меня это заинтересовало, я начал внимательно слушать радиообмен и понял, что в этом районе никаких экипажей нет.

Объект пролетел наш район полетов, остановился, вспыхнул ярким светом, и я увидел, что он имеет форму шара и вращается вокруг своей оси, чем‑то напоминая мыльный пузырь. Я набрал еще 500 м высоты, чтобы получше рассмотреть его, и отчетливо увидел, как он висит между двумя горными вершинами.

Мои наблюдения подтвердил капитан Есенов, который в эту ночь возвращался на транспортном самолета „Ан‑26″ из Ставрополя и заметил этот объект.

Когда я вывел самолет из четвертого виража, объект визуально не обнаружил, он исчез. В общей сложности я наблюдал НЛО 3‑4 минуты.

Апофеозом всех этих событий стал случай с майором Рябишевым. Рябишев, мой однокашник по военному училищу, был наведен на НЛО по разрешению Центрального командного пункта войск ПВО. Было поставлено условие: не подходить ближе 1 км и сохранять высоту полета ниже или выше 500 м от объекта.

Паша Рябишев мне рассказал, что он видел объект, напоминавший дирижабль. Когда он разворачивал свой самолет на объект, этот дирижабль уходил в сторону, а затем начал набирать высоту по строго вертикальной траектории. По замерам радиовысотометра за 1 секунду НЛО набирал 1 км высоты. По другим нашим расчетам, которые производил заместитель начальника штаба майор Чернецов, „дирижабли» прилетали на скорости 15‑18 тысяч км/ч и выпускали шары‑разведчики, которые летали по нашему району со скоростью 5‑6 тысяч км/ч. Причем меняли они траекторию полета вопреки законам аэродинамики, разворачиваясь под 90 градусов без радиуса разворота, перегрузка при этом достигала 40 д.

Подтверждение моих слов можно найти в газете того времени под названием „Народная трибуна» или „Московская трибуна», точно вспомнить не могу…»

Эту заметку мне удалось разыскать. Газета называлась «Рабочая трибуна»:

«Командир авиационной части С. Прошкин сообщил уфологам, что 8 октября, в 11 часов, на экранах радиолокаторов внезапно появилась метка „воздушная цель».

– Я уже выполнил задание и возвращался на аэродром, – рассказывает пилот майор П. Рябишев. – В 11 часов 22 минуты получил координаты цели и задание обнаружить ее. Выполнил разворот, вошел в зону – по сведениям командного пункта, объект находился на высоте 4,5 км. Погода – ясная, безоблачная, видимость– отличная. Но поиск цели результатов не дал. Сообщил об этом, развернулся и пошел домой.

Вдруг что‑то заставило меня обернуться. Сзади и справа увидел два сигарообразных объекта значительных размеров. Длина первого – примерно 2 км, второго – около 400 м. Они располагались один за другим и хорошо просматривались на фоне ясного неба. Меньший объект отливал серебром в лучах солнца, тот, что побольше, выглядел матовым. Но детали и конструктивные особенности разглядеть не удалось– слишком велика была дистанция, заметил, правда, что НЛО перемещаются боком и с большой скоростью.

Я развернулся и пошел на сближение. И вдруг обе цели мгновенно исчезли из поля зрения. Но отметки от них сохранились на экране локатора. По данным командного пункта, в этот момент между нами было около 15 км».

Вернемся к письму Михаила Владимировича:

«Майор Чернецов, который производил расчеты, вспоминал, что в годы его службы на Севере в их полку тоже было нечто похожее.

При полете в сложных метеоусловиях тогда еще лейтенант Чернецов вышел за облака и впереди себя увидел сопло двигателя, из которого сыпались искры, только сопло было какое‑то необычное. Он подумал, что вот‑вот столкнется с впереди летящим самолетом. Его истребитель снова вошел в облака, и, когда он из них „выскочил», уже ничего впереди не было, да и не могло быть, своих самолетов в это время там не было.

Через несколько дней НЛО завис над караульным помещением, осветил территорию лучом мощного прожектора, и начальник караула был вынужден дать команду „В ружье!»

Но самое интересное произошло на аэродроме во время ночных полетов.

Чернецов готовился к вылету и находился в кабине самолета. В эфире он услышал зычный голос руководителя полетов: „Кто там выпустил фару на третьем развороте?» Чернецов глянул в ту сторону и увидел, что действительно кто‑то летит с фарой. Потом этот кто‑то не произвел посадку, а вышел на аэродром, завис над стартовым командным пунктом и включил прожектор, луч которого уперся вертикально вниз, в СКП.

Группа руководства полетами, находящаяся на СКП, рассказала, что свет был настолько сильным, что они зажмурились. Внезапно прожектор погас, и объект исчез.

Майор Чернецов запомнил эти случаи на всю жизнь и поэтому принял активное участие в изучении явлений, происходящих теперь у нас.

Последняя встреча с НЛО произошла, когда я находился в составе группы руководства полетами вместе с нашим командиром эскадрильи подполковником Власенко, братом одного из летчиков, который видел красные и зеленые лучи НЛО. Мы наблюдали по экрану РЛС, как объект вышел строго на аэродром и развернулся без радиуса разворота под 90 градусов. Затем два раза прошел по нашей схеме захода в сложных метеоусловиях с отворотом на расчетный угол и исчез. „Все, – сказал я. – Это прощальный круг почета». С тех пор полеты НЛО прекратились…

Из‑за известных событий наша часть в полном составе была выведена из Грозного под Волгоград и затем расформирована».

Другой летчик, Алексей (фамилию он предпочел не называть), в те годы учился в Ставропольском летном училище, а в Грозном, на авиабазе Ханкала, проходил летную практику.

«Это произошло в сентябре 1991 года, – вспоминал он. – Полет по кольцевому маршруту Ханкала‑Гудермес‑Кызылюрт‑Ханкала выполнял самостоятельно. После набора высоты и выхода на исходный пункт маршрута я заметил, что показания приборов не соответствуют реальному положению самолета. Стрелка радиолокационной системы ближней навигации хаотично вращалась влево и вправо, поведение гиромагнитного компаса было таким же. Я посчитал это банальным отказом, погода была „миллион на миллион», и я решил продолжить задание: маршрут был несложным, да и налет часов – их всегда мало.

Когда я подлетал ко 2‑му поворотному пункту маршрута, меня насторожила удивительная тишина в эфире. Есть такой термин „вести радиоосмотрительность», так вот я знал, что за мной с интервалом в 4‑5 минут идет как минимум еще один борт, и они должны были доложить о проходе исходного пункта маршрута и первого пункта маршрута, но докладов не было, и совсем ничего в эфире не произошло. „Радиостанция отказала», – такой была первая мысль.

Три отказа техники за один полет – это круто. Но, проверив радиостанцию в установленном порядке, я убедился в ее исправности… Еще интереснее! Вдруг как будто начали плавно добавлять громкость в наушниках. Истошно орал руководитель полетов (РП), он искал меня. Я доложил место, высоту. Далее цитирую радиообмен:

РП – 682, „чужого» наблюдаете?!

Я (оглядевшись) – Нет…

Пытаюсь развернуться и посмотреть…

РП – 682! Курс не менять!

РП – Эшелон 1500 (был 1200).

Я – Выполняю.

Я ‑682, 1500.

РП – 682, вам 2000 энергично .

Я – Выполняю.

Я – 682, 2000 выполнил.

Тут появляется третий участник радиообмена – экипаж, который идет за мной по маршруту.

657 – Я его вижу!

РП – Как ОНО выглядит?

657 – Веретенообразное, серебристого цвета, идет за 682 ко второму поворотному, повторяет изменения эшелона…

РП – Понял вас.

657 – Он отвалил… уходит к хребту…

РП – понял…

Через некоторое время работа всех приборов (кроме радиолокационной системы ближней навигации) восстановилась. Успешно закончил задание. После приземления писал подробную докладную. Самолет укатили в ремонтную базу. Как я позже узнал, некоторое время меня не видели на индикаторе кругового обзора. Правда, пропал я странно… При возможности определения моей высоты с земли последняя моя отметка была почему‑то на 1900 м (реально‑то было 1200).

Вот такое происшествие. Это реальные события, в которых я лично участвовал. Что это было? Я не знаю. Но не самолет точно. Так как подписки о неразглашении я не давал – могу рассказывать. Сейчас я уже давно не на службе – сократили…»

Уже в первые дни вторжения российских войск в Ичкерию военные и журналисты увидели непонятные огненные шары. В ночь на 13 декабря 1994 года корреспондентов газеты «Известия» В. Белых и Н. Бурбыгу «позвали возбужденные бойцы элитного спецподразделения, живущие в соседнем вагоне. Как выяснилось, они увидели НЛО. Вскоре уже и мы наблюдали, как в звездном небе в стороне от Грозного поднимались и зависали взявшиеся ниоткуда два красных шара. Они двигались, становились ярче, тускнели, поднимались, опускались или соединялись в единое целое. Длилось это 7‑10 минут.

– Такие штуки обычно к войне, – сказал один. И добавил: – К очень большой крови…»[6]

С тех пор «тарелки» в небе стали привычным атрибутом местного пейзажа, не удивляя ни федералов, ни боевиков. Неужто это к еще большей крови, чем пролилась 10 лет назад?

В те дни близ Грозного НЛО появлялись гораздо чаще, чем обычно. Светящиеся шары наблюдали во время боя у поселка Долинский. Сигарообразный НЛО висел около 3 часов над северной окраиной Грозного, его же видели и у станицы Первомайская во время боя между танками российской армии и отрядами Дудаева[7].

«16 мая 1995 года, 2 часа ночи, юго‑западная окраина Грозного, – описывал одно из наблюдений тех лет инвалид Александр Урсов, который не смог убежать ни от дудаевцев, ни от федералов. – Обычное облако вдруг озарилось ярко‑рубиновым сиянием, из центра облака вылетели два светящихся красным светом тонких столба, затем, синхронно вспыхнув, они пропали и через 2‑3 секунды появились над центром города. Зависнув в вертикальном положении, быстро окутались облаками и начали как бы подражать освещению облаков пожаром (подавать вспышки красноватого цвета, то слабо, то ярко, как будто ветер раздувает огонь). Они и сейчас очень часто появляются. Видимые размеры столбов – 5‑6 см. Верхняя часть от центра столба уже, чем нижняя, высота – 7‑8 км» (рис. 74).

В этом письме, которое буквально чудом было передано с оказией в редакцию газеты «Аномалия», содержится и описание довоенного наблюдения:

«15 августа 1991 года, 20 часов, железнодорожный вокзал. С юго‑запада на высоте примерно 15‑20 км появилась группа НЛО, числом 7 штук, в общем ярко‑зеленом прозрачном облаке. Впереди летели три больших ярко‑оранжевых шара с очень длинными желтовато‑красными хвостами, которые вращались в продольной оси, как спираль. За ними – два больших оранжевых треугольника, тоже с длинными, желтыми, спиральными хвостами, по два у каждого. За ними шли два маленьких шара, но хвосты такие же. Объекты были как бы вклеены в зеленое облако, создавалась иллюзия, что облако само несет объекты. Форма облака – идеальный эллипс.

Звука не было. Группа медленно проплыла на север. Длина облака (видимо, это относительные, а не абсолютные размеры. – М. Г.) – около 1 м, ширина – около 40 см, длина хвостов – около 15‑20 см (рис. 75). Учитывая высоту и видимые размеры всей группы, можно смело говорить о громадных размерах каждого аппарата и о мощи их энергетики…»

Самый интересный рассказ об аномальных явлениях во время боевых действий в Чечне, на мой взгляд, принадлежит перу спецназовца Андрея Орлова:

«Должен сказать вам, но это лично мое мнение – наше подразделение лучшее в мире и нам по зубам любой боевой приказ, который мы выполним, а нерешительность идет сверху, и мы в этом не виноваты. У нас служат отличные бойцы, не наркоманы с измотавшейся психикой, не алкоголики и обиженные войной параноики.

Последние 3 года мы несем службу на территории Чеченской Республики, на Теркском хребте. Я мог бы дать точные координаты, но мы прославили эту гору тем, что как‑то летом 2000 года сделали на ней надпись: HOLLYWOOD. Только на одну букву „Н» ушло 10 простыней! Надпись была огромна; прежде всего это было удобно для ориентировки вертолетчиков. Потом приехали корреспонденты и нашу выдумку показали на Первом канале. Спросите у любого знакомого, кто воевал во вторую чеченскую кампанию, знает ли он в Чечне местечко „Голливуд», и, я думаю, он вам что‑нибудь расскажет.

Мы охраняем перевал через эти холмы высотой от 400 до 500 м. Самый высокий наш пост находится на „Голливуде» – так мы зовем эту гору теперь, вот про нее я и расскажу. Все, что там происходило, поразило меня и некоторых моих товарищей, несших службу там.

Вся поверхность этой горы, длиной с футбольное поле и шириной от 20, а местами до 40 м, изрыта капонирами для стоявшей здесь военной техники – в основном это САУ и танки, а также одиночными окопами и ходами сообщений, так как с этих позиций Грозный (в основном Старопромысловский район) виден как на ладони. Летом высокая трава, а зимой лунный ландшафт, так как за 10 лет войны эта высота кем только ни оборонялась. Кроме осыпающихся окопов, капониров и блиндажей там полно огромных воронок от авиабомб, грушевидных воронок от артиллерии и мелких минометных ям.

Мы „пасем» лишь маленькую часть горы, а остальная часть (не буду вдаваться в подробности, так как все это могут прочитать враги) заминирована различными устройствами и считается непроходимой даже для зайцев и прочих тварей. После каждого взрыва обстоятельства срабатывания тщательно исследуются, и на место сработавшего устанавливается новое взрывное устройство.

Ранней зимой 2002 года, где‑то с 2 до 3 часов ночи, я услышал интенсивные переговоры по рации. Подошел ближе, и из хаоса звуков мне удалось понять, что за нашей спиной, внизу, в долине, летят какие‑то звезды. Я вышел на те позиции, с которых просматривалась западная долина, разрезающая Теркский хребет пополам. Я увидел, что внизу, метрах в 200, медленно проплывал странный объект размером с транспортный самолет, треугольной формы, с тремя звездами на концах углов.

Была ясная, светлая, лунная ночь, такая, что при свете луны можно спокойно читать газету. Так как снимать с южного сектора тяжелый пулемет было бы очень долго, я решил обстрелять его из „Калашникова» с диском на 75 патронов, набитых трассерами – один через три, – и выполнить давнюю детскую мечту.

Передернув затвор, я ощутил шок. Наступила страшная тишина, а в самой голове в это же время появился необъяснимый шум. Я попытался прицелиться по стволу, затем по трассам и открыть огонь, чтобы потом прийти в себя от грохота автомата, – это не раз мне помогало и давало ощущение хоть какой‑то власти над происходящим.

Хочу отметить, что до передергивания затвора я чувствовал только удивление и интерес. Перед попыткой нажать на курок окрестности за моей спиной огласились очень сильным, многоголосым волчьим воем. Это окончательно доконало меня; более того, вой их был необычный, не как всегда. Зная, что волки не посмеют подойти ближе, к тому же через мины, я тем не менее отказался от атаки. Страшная тишина, сквозь которую я слышал рацию и вой, подействовала на меня. Я пришел в себя после того, как эта штука улетела. Ее видели посты со Старопромысловского района Грозного – они запрашивали нас, что у нас происходит, что мы там запускаем.

Меня интересует больше не то, что летает, а что на меня так подействовало. Я до сих пор не могу описать самому себе это ощущение необъяснимого страха…

Год назад на нашей горе, ночью, между минным полем и блиндажом – там, где мы днем рубим дрова, – из земли в темное небо пошел свет!

От моей бойницы это было в 6‑8 м. Я точно определил место по тому, как луч осветил опилки на месте, где мы пилили дрова. Я просто остолбенел, но первым делом понял, что это не человек, – слишком сильное минное поле и опасная для него шутка, так как по инструкции я должен поражать все, что движется ночью за бруствером, огнем подствольными и ручными гранатами. Что, у меня едет крыша? Так как я считал, что меня не видно (много запасных огневых позиций и чучел, которые мы часто меняем местами), я сел в окоп, встал, закрыл один глаз, потом закрыл другой и опять посмотрел.

Разрази меня кто хочешь! Передо мной из земли шел четкий матовый свет, который лучом в 5‑10 м пронзал темноту. Я видел траву по краям этого источника. Я сжал гранату и какое‑то время ошарашенно смотрел на свет, который вскоре погас. С другого периметра подбежал сослуживец и просил выключить мой фонарь, которым я, по его словам, освещал небо, и не демаскировать позиции. Когда я стал ему рассказывать о происшедшем, он сказал, что у него достаточный срок службы, чтобы его пугали идиотскими шутками. Я думал, слушая его критику, что мне пора завязывать с командировками, – я езжу в Чечню с 1994 года, и всему есть предел. У меня даже появилась жалость, что меня сейчас ставит на место мой подчиненный, что моя крыша стала „сдавать позиции». Вдруг его лицо осветилось молочным светом, при котором было видно гримасу крайнего удивления и испуга. Я спросил у него шепотом, схожу ли я с ума и что видит он. Он молча схватил меня за локоть, присел вместе со мной, вскинул вверх автомат и сидел наготове. По его реакции я сделал вывод, что это уж точно не глюк. Нам было страшновато – не было бы такого хитроумного минного поля, мы бы подумали, что это чеченцы, и, не боясь, хорошенько вскопали огнем периметр. Но это были какие‑то издевательские эксперименты над нами, не похожие на действия людей. Я честно признаюсь– нас трясло, мы разговаривали с предательской дрожью в голосе, по телу струился пот.

Когда свечение внезапно погасло, я почувствовал, что сжимаю гранату с нечеловеческой силой, и разжал затекшие пальцы с кольца. Помню, промелькнула мысль, что, если я сошел с ума и какие бы черти мне ни казались, я зарекся не кидать гранаты назад, к землянкам. Свет внезапно погас, он мог зажечься в любом месте на горе, но он зажегся перед нами.

Мы подняли всех отдыхавших в землянках бойцов и ждали утра в усиленном варианте. Бойцы отнеслись понятливо – уж слишком у нас был потрясенный вид. Не забуду, как в нарушение всех инструкций мы громко включили радио, и музыка полилась в тумане над позициями. По „Эху Москвы» шли хорошие блюзы Джона Ли Хукера. Так, мерзко подвывая блюзмену, мы ждали утра.

Утром земля в том месте была без изменений. Впоследствии я три месяца нес там службу, но ничего подобного не видел»[9].

Объекты треугольной формы, в том числе «бельгийские треугольники» с огнями в углах, часто наблюдаются над Чечней. Я как‑то раз записал сообщение о таком же НЛО, который видели над горами Чечни в 1997 году, но, поскольку очевидец просил не публиковать его историю, приводить ее здесь не буду.

Свет, бьющий из‑под земли, – явление действительно аномальное, но вряд ли инопланетного происхождения. Скорее всего, он имеет то же происхождение, что и свечения, которые возникают над разломами горных пород («тектонический свет»). В любом случае рассказы, получившие объяснение, только подтверждают, что остальная их часть тоже не выдумана, какой бы невероятной она ни казалась!

Один офицер, который вернулся из очередной командировки в Чечню, на вопрос об НЛО только махнул рукой: «Да мы уже внимания на них не обращаем. У нас летают беспилотные разведывательные аппараты, высматривая боевиков в горах, и кто знает, что еще, а нам про это не докладывают. Сейчас все запуталось, кто есть кто, хрен разберешь, на дорогах сплошные мины, так что в небо нам глядеть некогда. Если бы пришельцы существовали, они бы там, наверное, навели порядок».

Неужели надежду на то, что когда‑нибудь в Чечне наступит долгожданный мир, можно возлагать только на инопланетян? Может быть, сами справимся? Или нам так и придется повторять слоган из надоевшей рекламы: «Нет, сынок, это фантастика»?



Читайте также...



alieneternal

ПОДДЕРЖИ САЙТ, 
ПОДПИШИСЬ НА НАШУ ГРУППУ ВКОНТАКТЕ

Жми ⇓