Древние боги, прилетевшие с небес

Любопытен пантеон древнеегипетских божеств. Из девя­ти первобогов четверо были фараонами, то есть наставни­ками и руководителями египетского народа… А с чего на­чалось? Как и у всех народов — с сотворения мира.

Нечто под названием Нун заполняло Вселенную. Нун можно представить, как «ничто». Из этого «ничто» вырос­ла сухая гора (следовательно, Нун — это что-то водянис­тое?). На этой горе бог Солнца Ра самоматериализовался. «Был только Я, Атум (бог возник в виде Атума), сам по се­бе… И некому было помочь мне в работе…»

Атум уже собрался работать, то есть трудиться над со­творением всего сущего. И от одиночества родил двух де­тей — Шу, бога воздуха и сухости, и Тефнут, богиню вла­ги. Два этих божества изображаются в виде львов и счита­ются Близнецами. Между прочим, сухость и влажность — две из четырех стихий, из которых, по мнению Аристотеля, состоит все сущее. Две другие — тепло и холод.

От Шу и Тефнут произошли Геб и Нут — бог земли и бо­гиня неба. А эти боги произвели на свет двоих мальчиков и двух девочек: Осириса и Сета, Исиду и Нептис (Нефтис).

Весь этот пантеон — начало всех начал — зародился в Гелиополе (название позднее, греческое, — город Солнца), или городе Он (тоже позднее, библейское), или городе Ин­ну (а вот это название древнеегипетское и означает оно «столп»). «Северный столп», Инну, считался землей Нача­ла, Первого Времени и всегда почитался как священный. Почти столь же священны были земля Гизы и южного Аби­доса. Там, на юге, на землях Верхнего Нила, возникли свои пантеоны. А из Мемфиса пришел бог Тот, который правил «в течение 3226 лет, бог мудрости», правитель с головой ибиса (иногда и телом тоже). Тот — бог точных наук. Он подарил египтянам астрономию, времяисчисление, даже конструкцию водяных часов! Весьма совершенный, лишь слегка подправленный нами календарь, тоже придумал Тот. А еще он автор магии и алфавита… С греческим Про­метеем, подарившим человечеству кроме огня еще алфавит и ремесла, Тота роднит два звука «т», ибо Прометей — ти­тан. Тот или Тит…

Из первобогов царями Египта были Ра, Шу, Геб и Оси­рис. Тот правил после них. Бог Пта — тоже из земель Мем­фиса. Амон — с Верхнего Нила…

Предшественник Тота, бог-царь Осирис, отучил египтян от людоедства и направил их энергию на благие дела — на­учил древних людей земледелию и виноделию, подарил яч­мень и виноград. Осирис — царь-ирригатор: все гидротех­нические сооружения Египта — его заслуга. Он — бог-ар­хитектор. Он закладывал города и писал для людей зако­ны, а также привил им уважительное отношение к богам. Здесь мы, кажется, даже отыскали источник древней теоло­гии: Осирис научил людей, что есть боги! Или: что боги — есть!

Сестра и супруга Осириса Исида — феноменально попу­лярная среди египтян богиня. Г. Хэнкок называет ее «боги­ней-лабораторией»: любые сведения по любым отраслям знаний были сосредоточены в ее голове. «Исида была спо­собна изменять окружающую реальность и попирать зако­ны физики»…

Теперь пойдем дальше. «Его имя Сах (Орион!), его нога длинна, широк шаг…» Это из «Текстов пирамид». И это — об Осирисе.

Там же сказано: «Сестра твоя Исида идет к тебе, радуясь своей к тебе любви. Ты возлагаешь ее на себя, твое излия­ние входит в нее, и она тяжелеет ребенком, подобным звез­де Септ (он же Сириус). Гор-Септ рождается от тебя в виде Гора, обитающего в Септе».

Септ — он же Звезда-Пес — древнейшее название Сири­уса…

В пирамиде Хеопса зашифрованы фундаментальные и устойчиво передававшиеся от поколения к поколению ми­фические конструкции. Один «канал» «смотрит» на Пояс Ориона, второй — на Сириус…

Есть возможность сильно разочаровать читателя, со­бравшегося дождаться, наконец, чего-нибудь, ну о-очень космического и инопланетного, а оказывается — это всего лишь мифы, пусть и немыслимо древние. Но не спешите ра­зочаровываться, все еще впереди!

Действительно, поставив себе задачу слежения за звезда­ми (хотя бы от нечего делать), египетские жрецы могли на­столько преуспеть в этом деле, что равных им среди населе­ния тогдашней Земли не было. Взять хотя бы цивилизацию майя. Их сложнейший календарь, очень и очень напомина­ющий египетский, пирамидостроение и присутствие бога, очень сходного с Осирисом, мумифицирование покойни­ков и многое другое не смогли подвигнуть этот народ на ве­ликие дела, а их империя пала еще до того, как жалкая куч­ка бойцов-конкистадоров молниеносно завоевала Север­ную и Южную Америку. Даже свои поля до прихода евро­пейцев индейцы продолжали ковырять заостренной пал­кой, чтобы бросить в землю зерна маиса.

Однажды император майя Монтесума, желая похвастать перед испанцами достижениями своего народа, решил вос­становить сооруженную неизвестно кем и непонятно когда стену из многогранных блоков, пригнанных с поразитель­ной точностью. В горах выдолбили кусок скалы, погрузили на сложную повозку, и двадцать тысяч индейцев повезли камень к месту назначения… Увы, блок сорвался на перева­ле и, покатившись вниз, передавил ни больше и ни мень­ше — около трех тысяч горе-строителей. Тем самым было впервые на практике доказано, что величественные стены и храмы, сложенные без раствора «индейцами», не их рук де­ло. А тому, что храмы служили для ритуальных нужд, ника­кого доказательства нет — да его и не требуется.

Однако и египтяне, кажется, лишь пользовались чужими «наработками». Технология строительства пирамид и для них самих была тайной за семью печатями. Это видно те­перь невооруженным глазом. Если даже принять, что пира­миду Хеопса построил Хеопс, а пирамиду Унаса — Унас, мы придем к печальному выводу: проходит лишь очень не­большой срок между IV и V династиями, а способ строи­тельства настолько утрачен, что теперь пирамида Унаса представляет собой груду щебня, в которой еще пока суще­ствует вход вовнутрь, чтобы войти и ознакомиться с «Тек­стами», но и это может быть разрушено в скором времени.

В Саккаре, где высится печальная куча щебня под назва­нием пирамида Унаса, стоит первое из мегалитических со­оружений на Земле (как считают ученые) — шестиярусную пирамиду Джосера. Это ступенчатая пирамида, построен­ная якобы великим архитектором Имхотепом. Его называ­ют по-разному, но все эти прозвища исключительно уважи­тельные: Великий Маг, Мудрец, Чародей, Врач, Астро­ном… Еще он был, говорят, верховным жрецом Гелиополя. Имхотеп настолько был знаменит и уважаем, что сделался впоследствии греческим богом.

Фараон Джосер — фараон III династии, предшествовав­шей Снофру и Хуфу (Хеопсу). А его пирамида, скорее все­го, предшественница… знаменитого Храма Надписей в Па­ленке! Правда, может оказаться и наоборот… Но это прин­ципиально дела не меняет. И в том и в другом случае обе эти пирамиды разделяет громадное расстояние по суше и еще — целый Атлантический океан.

Нисколько не умаляя достижений античного человече­ства, и мы готовы поверить, что разработанная в Древнем Египте до мелочей система водопользования, земледелия, гениально составленный календарь, точное измерение вре­мени, совершенная письменность, разработанная до мело­чей теология и космология, морское дело (которое по боль­шому счету так египтянам и не пригодилось, хотя у подно­жия Великой пирамиды покоятся гигантские ладьи), архи­тектура и искусство, стройная государственно-религиозная система и многое другое выстраданы самими египтянами. Но все же хочется задать резонный вопрос: «А когда же был разбег?»… По всему выходит, что развития-то и не бы­ло. Три-четыре династии?..

Не может того быть! Ведь Унас приказал выписать на стенах камеры своей пирамиды «Тексты пирамид» не отто­го, что там прославлялось его имя (кстати, этого и не бы­ло), а потому, что тексты были настолько ветхими и древ­ними, что требовали обновления. Более того: их уже мало кто мог прочесть правильно, ибо архаика прежнего языка или письма была непонятна самым образованным совре­менникам. Хочешь не хочешь, а приходится признавать за божествами реальное их существование, а то, что они были в Египте царями, — бесспорным фактом. И существование Египта, как полноправного государства, отодвигается, та­ким образом, на много и много веков в прошлое…Таким мог бы быть инопла­нетянин. Картина воссоз­дана художником по мате­риалам очевидцев. Не пото­му ли египтяне изобража­ли своих богов со звериными головами?

Но вернемся к Осирису. Поначалу всякий вступающий во власть над Египтом фараон считался полномочным представителем Ра на Земле. Это продолжалось очень не­долго. До установления одного из мифов об Осирисе… Вот он вкратце.

Дед Осириса, верховный бог Ра был женат на собствен­ной внучке Нут. Геб (сын Шу и брат Нут) возлюбил Нут. Но это стало известно самому Ра, и он… выбранил жену. Бранью дело, понятно, не кончилось: еще он пообещал ей, что родить она не сможет ни в один из дней ни одного из месяцев года! Год тогда состоял из 360 дней, минута в ми­нуту. Однако Тот тоже приударял за Нут. Именно он сыг­рал в кости с богиней Луны и выиграл у нее пять дней. Их-то он и присоединил к году (мастер календаря, как мы по­мним). В первый же из этих пяти роковых дней (они в Егип­те всегда считались проклятыми) Нут родила мальчика, и это был Осирис. Оракул провозгласил рождение созидаю­щего бога! Оракул провозглашался не Дельфийской пифи­ей, но неким голосом (так сказано в мифе).

Грех Нут поломал прекрасно расписанный календарь. У Солнца стало теперь 365 дней, а у Луны — 355… Подобный египетскому календарь существовал и у майя. И там пять по­следних дней года считались роковыми и должны были про­ходить в отсутствие какой-либо созидательной деятельнос­ти, а только — в молитвах и жертвоприношениях богам…

Осирис был мужем своей сестры Исиды (никаких других женщин, кроме двух сестер, на примете быть не могло — их просто не существовало в природе!). Его (и ее тоже!) брат Сет, возжелав Исиду, убил Осириса. Для этого он осущест­вил заговор (в нем откуда-то появились 72 заговорщика). Они убили Осириса, положили его в ящик и бросили в воды Нила. Ящик приплыл к древнему городу Библу и застрял в ветвях тамариска. Местный царь спилил дерево, потому что тамариск ему очень понравился (оказывается, были и другие земляне! — становится непонятным, отчего бы тому же Осирису или Сету не взять в жены другую женщину, чтоб избежать кровосмешения?), и подпер этим деревом свод своего дворца. (Были, значит, и дворцы, и хижины, то есть господа и рабы (слуги).)

Исида, обеспокоившись судьбой мужа, отправляется на поиски Осириса. Ей помогают в этом шакалы, собаки (целая стая собак). Она находит тело и, оплакав, предает прах любимого мужа земле. Но неистовый Сет изымает тело Осириса из гробницы и, разрубив на куски, разбрасывает их по всему Египту.

Найдя тело Осириса, все до последнего кусочка, Исида соединяет его, и великомученик Осирис возносится к звез­дам, превращаясь в созвездие Ориона. Верный пес тоже становится звездой — Сириусом.

Сын Осириса Гор мстит за отца. Он убивает Сета (родно­го дядю). Ему помогает в этом сам Осирис в образе волка (спустившись с небес). Гор становится правителем Египта…

Вот с этого момента всякий фараон, занявший трон, ста­новился воплощением Гора (сына Осириса), а после своей смерти превращался в самого Осириса, возносясь к созвез­дию Ориона. Есть версия, что пирамиды, начавшие стро­иться с III исторической династии (с Джосера), должны бы­ли помогать умершему царю вознестись на небо: поначалу по ступенькам (пирамида Джосера), а затем — более совер­шенным способом (вероятно, по гладкой грани).

Не следует удивляться тому, что Осирис был женат на родной сестре. В Египте, кстати, до конца сохранялся за­кон, по которому фараоном мог стать лишь тот, кто женат на царице (или царевне), если, конечно, власть приходила не путем произвола (убийства, интриги, переворота). Кто же из детей фараона (мужского пола) добровольно упустит возможность получить трон после отца? Вот и женились на сестрах и матерях. Да, браки между близкими родственни­ками в Древнем Египте были не редкостью. Брат женился на сестре… Это вовсе не означало, что брак был кровосме­сительным: наверное, пагубность такого соития в конце концов сказывалась на потомстве и тогда, а следовательно, фараоны могли догадаться, что следует оставить этот за­кон лишь формальным, и преспокойно жили себе и рожали здоровых детей от других жен. Вероятно, так же, как и их сестры-жены, рожали от наложников… Зато династия не те­ряла власть.

Все это, наверное, так. Но где истоки этого странного «животного» закона? Разве нельзя было бы придумать что-то другое?..

Представим себе космический корабль, отправившийся с миссией на одну из далеких планет. Возможно, земляне когда-нибудь осуществят эту мечту фантастов (особенно почему-то советских). Конечно, экипаж будет сформирован с учетом психологической, профессиональной и других совместимостей, в том числе и даже в первую очередь сек­суальной.

Представим себе, что этот корабль достиг цели. Плане­та Икс заселена аборигенами гуманоидного типа, находя­щимися на стадии… ну, допустим, каннибализма и време­нами — охоты на слонов.

В чем заключается миссия экспедиции? Наверное кроме познавательных целей у нее есть и другие — просветитель­ская, цивилизаторская, гуманистическая… Хотя, конечно, мы на своей матушке-земле убедились, насколько опасно вмешиваться в дела живущих сами по себе народов, но вот отучить их от употребления друг друга в пищу — это нам, как говорится, сам Бог велел! Приступаем к обучению… И они (аборигены, автохтоны) — поверили нам! Они с радос­тью избирают одного из нас (конечно, самого высокого и сильного — необязательно самого умного) своим местным (может быть, даже планетарным) вождем, царем, фарао­ном.

Что дальше? Они приводят и дарят ему, царю, самую красивую девушку — в жены и царицы. Но, во-первых, в экипаже все давно расписано, и «бортпроводница» уже и жена, и мать его детей (царя). Да и местная девушка, изви­ните, с тремя глазами, прокисшими волосами, а по нашим понятиям — еще и кривовата. Что делает новоиспеченный царь? Непременно благодарит местное население за внима­ние и… Куда только девается вся его цивилизаторская суть: он объявляет аборигенам, что он, царь (и бог), никак не мо­жет жениться на простой, хоть и чрезвычайно симпатичной, девушке. Ему, богу, положено жениться на богине. И представляет жителям планеты Икс их царицу. Как он объ­яснил бы по-другому? Никуда не денешься, пришлось на­зваться богом.

Мы, европейцы, с непривычки не можем отличить ки­тайца от японца, а таджика от узбека. Нам и все те волоса­тые аборигены покажутся на одно лицо… Но ведь и мы им — тоже!.. На планете Икс возникнет устойчивая и неис­требимая легенда о том, что боги (читай: цари) женятся на своих сестрах. И это очень скоро записывается в свод зако­нов царствующего дома.

Командир корабля (наверное, все же перво-наперво он-то и будет местным царем) выглядит как отец своей коман­ды. Ведь он распоряжается, запрещает и разрешает, поощ­ряет и наказывает любого из экипажа корабля (неписаный морской и космический закон), а ведь они — боги! Что уж говорить о простых смертных?..

Вот вам и бог-отец. Атум. Остальной сценарий, полага­ем, вполне просматривается.

По разным причинам (проходят тысячи лет, даже ко­мандир-долгожитель дряхлеет и стареет) из экипажа вы­двигаются свои лидеры. Опять же, как правило, не самые интеллектуальные. Наоборот, скорее всего, это будет некто «обаборигенившийся», быстрее всех адаптировавшийся к новой среде. Путем наследования или интриги он занимает место старого царя и царствует в свое удовольствие. Воз­можно, ему стало уже наплевать на цивилизаторскую мис­сию: кто знает, как и кто из нас поведет себя вдали от дома, да еще через десятки лет?.. Неизбежны борьба за трон, убийства, провокации, интриги.

Теперь остается подставить вместо членов экипажа и его командира — египетских богов: Ра, Шу, Геб, Осирис, Гор… Нут, Тефнут, Исида, Нефтис… Бог Тот — местный, вернее, почти местный — прибывший еще с прошлой экспедицией, которой аборигены не поверили и которую очень быстро съели, оставив одного Тота, показавшегося им довольно сносным… Или доказавшего свою «божественность» стрельбой из бластера… Осирис, по легенде, тоже осердил­ся на царя Фракии, не пожелавшего принять его законы, и казнил его! А ведь остался в памяти потомства едва ли не самым гуманным фараоном…

Вот схема, по которой инопланетяне очень легко и быс­тро внедряются в среду местного населения и обязательно занимают главенствующие позиции, то есть забирают не только умы и души аборигенов, но и самое власть (без это­го — никак: само плывет в руки). Ведь Осирис (ну на что ему, спрашивается!) путешествовал и по Аравии, и по Ин­дии, сеял «разумное, доброе, вечное»… Именно в одном из этих путешествий он при составлении ново-фракийских за­конов и не сошелся с царем Фракии (вероятно упорствовав­шим в своих добрых старых каннибальских пристрастиях).

Совершенно идентично поведение других богов — Ке-цалькоатля, Виракочи (Америка), Уана (Ассирия), Зевса, Оаннеса (Греция), Хуана-ди (Китай) и т. д.

Разумеется, схема представлена очень упрощенная, мес­тами даже слишком, но несомненно одно: костяк ее должен быть именно таким, психология внедрения — очень близ­кой к описанной.

И конечно, мы позволили себе пофантазировать. На са­мом-то деле… А что на самом деле? Вдруг все оно так и бы­ло?..

Попробуем проверить.

Бог-шакал, бог-пес Анубис сопровождал фараона в цар­ство мертвых. Фараона-Осириса — в созвездие Ориона. На подошвах Золотого гроба, найденного Теодором Дэвисом при раскопках «гробницы царицы Тейе» в Долине Царей (Карнак) в 1 9 0 7 году, были высечены слова Исиды, обра­щенные к Осирису… Уже одно это могло натолкнуть опыт­ного археолога на мысль, что в Золотом гробу покоится во­все не царица Тейе, а царь. Но Дэвис продолжал упорство­вать в своем заблуждении. Даже в тридцатые годы он все еще придерживался своей первоначальной версии, хотя уже несколько экспертиз доказали: костяк принадлежал моло­дому человеку 20—25 лет…

Для нас важно другое — традиция, неуклонно исполня­емая при захоронениях фараонов: он — Осирис, а безутеш­но рыдающая вдова — Исида. Это из «Текстов пирамид», которые ни в коем случае не менялись и повторялись не­укоснительно при каждом уходе властителя.

Вчитаемся же в эти тексты. Но прежде всего несколько слов, комментирующих находку текстов и их дословный перевод.

Гастон Масперо — выдающийся египтолог, одно слово которого могло заставить всех специалистов мыслить по тому или иному вопросу так, как он. Гастон Масперо — ис­следователь, которому повезло впервые обнаружить пира­миду с настоящими, не в пример Вайсу, текстами, раскры­вающими глаза на многие загадки египтологии.

Масперо организовал экспедицию в пирамиду Унаса, но никак не мог обнаружить вход в нее. И вот однажды утром один из рабочих проснулся от чьего-то внимательного взгляда. Оглядевшись, он обнаружил… шакала!

Это было удивительно само по себе: в Саккаре шакалов очень мало, если не сказать, что их там вовсе нет. Но шакал повел себя странно — он не спеша направился к пирамиде Унаса. Рабочий пошел за животным. Тот медленно обо­гнул угол пирамиды и, будто приглашая следовать за со­бой, нырнул в нору у подножия сооружения.

Расширив лаз, человек отправился в подземелье — то ли заинтригованный, то ли для того, чтобы поймать шакала, то ли уверенный, что перед ним — сам Анубис…

Никакого шакала в узком ходе он не нашел. Тот будто сквозь землю провалился. Однако вечный «открыватель путей» указал путь всей науке по имени «египтология»: очень скоро исследователь оказался в довольно простор­ной камере, исписанной по стенам иероглифами.

В тот же день и тем же путем в камеру проник и сам Га-стон Масперо… Это было 28 февраля 1881 года.

«Тексты пирамид» появились в печати в восьмидесятые годы прошлого века, переведенные самим Масперо. Его пе­реводы не были особенно удачными. Лучшим считается пе­ревод Р.О.Фолкнера. Тем не менее значительная часть тек­стов не поддается переводу или может быть переведена лишь весьма приблизительно. В чем же дело?

«…Каждый раз, когда я погружался в эти, как выража­ются египтологи, «древние заклинания», — пишет Грэм Хэнкок, — меня поражали странные проблески работаю­щего интеллекта, пробивающегося сквозь слои непонима­ния, сообщающего о том, что он не должен был бы знать, и выражающего мысли, которые он никогда не должен был бы сформулировать… Ощущение анахронизма — передо­вые технологические процессы используются и описывают­ся в такой период человеческой истории, когда, как счита­лось, и техники-то никакой не было…»

То есть Г.Хэнкок будто предупреждает нас с вами: здесь, в этих текстах, неизбежны несоответствия формы содержа­нию. И несоответствия настолько сильны, что текст време­нами может казаться бредом сумасшедшего. Если бы мы не догадывались о том, что именно ищем в них…

А вот и сам текст. Вот то, что касается «транспорта», на котором умерший фараон вознесется к своей конечной це­ли:

«Боги, что в небе, прибыли к тебе, боги, что на земле, со­бираются к тебе, они подставляют под тебя свои руки, они делают лестницу для тебя, чтобы ты мог взойти на небо, двери неба распахнуты перед тобой, двери звездного небо­свода распахнуты для тебя».

Лестница, пишет Хэнкок, не подымалась от земли к не­бу, а наоборот, боги спускали ее с неба на землю.

Лестница была веревочной и спускалась с железной пла­стины, висевшей в небе. «Тарелки?» — прямо спрашивает Г.Хэнкок.

«Царь — это пламя, движущееся, опережая ветер, на край неба и на край земли… Царь путешествует по воздуху и пересекает землю… ему приносят способ восхождения на небо…»

А вот текст в форме диалога, еще более прозрачный (не­понятно, что же в нем было такого непереводимого?):

«О ты, чье зрение в его лице и чье зрение в его затылке, принеси мне это!» (Некто всевидящий! Двуликий Янус.)

«Какой паром принести тебе?»

«Принеси мне то, что летает и светит».

А это — слова, произносимые самим фараоном:

«Я тот, кто спасся от свернувшейся кольцами змеи, воз­несясь в потоке пламени, повернувшем меня. Два неба идут ко мне».

Или вот другой диалог:

«При помощи чего может царь взлететь?»

«Нужно, чтобы тебе принесли (непереводимое слово) корабль и (пропущено) (непереводимое слово) птицу. С по­мощью этого ты и взлетишь… Ты взлетишь и опустишь­ся…»

Следующее (взято из разных мест текста):

«О отец мой, великий Царь, отверстие небесного окна открыто для тебя. Небесная дверь на горизонте открывает­ся для тебя, боги рады встрече с тобой… Воссядь же на свой железный трон, как Тот Великий, что в Гелиополе. О Царь, ты можешь возноситься… Небо кружится вокруг тебя, зем­ля трясется под тобой, нетленные звезды страшатся тебя. О ты, чьи места скрыты, я пришел к тебе, чтобы обнять тебя на небесах…

Земля говорит: врата земного бога отворены, двери Ге­ба открыты для тебя… Перенесись же на небо на своем же­лезном троне.

О отец мой Царь, вот таков твой божественный путь, твое путешествие как небесного существа… Ты состоишь в тайном общении с горизонтом… и восседаешь на своем троне из железа, которым восхищаются боги…»

Выражаем благодарность Грэму Хэнкоку за использова­ние подобранных им отрывков. Они как нельзя более объемно иллюстрируют не «темные места», а именно полную ясность по интересующему нас вопросу.

При прочтении приведенных отрывков вряд ли у кого-либо возникнет даже самая малая доля сомнения в том, что в них идет речь об НЛО, хотя, конечно, это сказано слова­ми, выражающими древние понятия.

Итак, версия первая: фараон предполагает, что будет пе­ренесен на Орион при помощи «летающей тарелки», при­надлежащей, конечно же, не ему. «Свой трон» (не больше, чем фигура речи!) — скорее всего, либо обитателям созвез­дия Ориона, либо Сириуса.

Версия вторая: «летающая тарелка» принадлежит кому-либо другому, но перенесет фараона на Орион.

Может быть, пора обратиться к версиям? Но прежде убедимся, что «Тексты пирамид» — не единственное и, мо­жет быть, не самое яркое доказательство пребывания на Земле пришельцев. Ведь один пример — это, конечно, еще не пример. Хочешь не хочешь, а мифы о богах похожи как две капли воды друг на друга. Разнятся в деталях, но «не­бесные корабли» и «небесные колесницы» — не суть ли просто поэтический образ, замешанный на древнем быте, отражающий всего-навсего впечатление от путешествия Солнца по небосводу?.. Поэтому мы не станем воспроизво­дить ни один другой миф (хотя есть изумительные по дета­лировке, особенно древнеиндийские!) Лучше заглянуть не­посредственно в историю.

Древнейшим письменным источником, в котором содер­жатся описания наблюдений НЛО, считается папирус, об­наруженный в коллекции профессора А.Тулли, директора египетского отдела Ватиканского музея, который был на­писан в XV в. до н.э., в период царствования фараона Тут-моса III.

В папирусе говорится следующее: «В году двадцать вто­ром на третьем месяце зимы в 6 часов дня писцы Дома Жиз­ни увидели на небе движущийся огненный круг… Его раз­меры были локоть в длину и локоть в ширину… Они пали ниц и доложили фараону, а он задумался над этим событи­ем… По прошествии нескольких дней эти предметы в небе стали многочисленными и сияли ярче солнца… И фараон вместе с армией взирал на них. К вечеру огненные круги поднялись выше и двинулись в сторону юга… С неба упало летучее вещество… Подобного не случалось с самого осно­вания Земли… И фараон воскурил богам фимиам и повелел занести случившееся в анналы Дома Жизни».

Бенбен и золотой ящик с посохом

Город Инну (Столп) недаром так именовался. В столице Древнего Египта (греками названном Гелиополем) дейст­вительно стоял столб — каменная колонна, на вершине ко­торой красовался фетиш — священный Бенбен.

По всем признакам, оставшимся в обрывочных сведени­ях о нем, Бенбен был железным метеоритом. Он имел при­данную ему пирамидальную форму. И все пирамиды, до сих пор изумляющие туристов и будоражащие воображе­ние ученых, увенчивались «пирамидионом» — камнем, ко­торому была придана форма Бенбена.

Что же «умел» Бенбен? Это либо навсегда останется тай­ной за семью печатями, либо будет расшифровано значитель­но позднее. А может быть, мы узнаем об этом, заглянув в тай­ную камеру, находящуюся под правой лапой Сфинкса?..

Очень жаль, что не сохранилось первоначальное лицо этого животного-человека. Возможно, было бы проще идентифицировать «ольмекские головы» и Древний Еги­пет. Негроиды, высеченные из американского камня, несут на головах странные шлемы, так напоминающие нынешние шлемофоны космонавтов… Лицо Сфинкса высечено позд­нее, оно и по пропорциям, визуально меньше фигуры, из-за чего Сфинкс даже производит несколько отталкивающее впечатление. Уродство — оно везде уродство, даже если проявляется в изобретенном животном. А может быть, в этой фигуре боги-эмигранты запечатлели своего «шакала»-Анубиса, спутника и «открывателя путей», там, на планете-матери? Тогда и впрямь вселенская эволюция жизни удиви­тельна: семейство кошачьих — рядом с человеком на Сири­усе и Марсе?..

XI тысячелетие до нашей эры… Благодаря прецессии Солнца в знаке Льва…

И первый фараон-бог, которому жрецы дали имя Солн­це (Ра). Они перечислят свои названия планет Солнечной системы, зашифровав их в пантеоне египетских богов. Их девять. Солнце (Ра), а вокруг него — Шу, Тефнут, Геб, Нут, Осирис, Сет, Исида, Нефтис, Тот… Скорее всего, Осирис — это Сириус. А Исида — Земля?

Если свой далекий Сириус они действительно не «ис­ключили» из Солнечной системы, то не хватает еще одной планеты — Плутона. Не бог ли это Птах?

Может быть, Сет — Марс? Он так и остался воинствен­ным, этот будущий предел двухвековых мечтаний земных фантастов. Не было ли падение корабля сириусян отголос­ком межпланетного конфликта? Конфликтом между «бра­тьями по разуму»? Тогда и впрямь было важнейшей зада­чей поскорее цивилизовать и вооружить аборигенов с тем, чтобы привлечь их воевать на своей стороне. Не отголосок ли этой великой битвы инопланетян читаем мы в «Махаб-харате»?

Ра носил на своем царском головном уборе урей — змею-аспида, сделанную из золота. Царский посох, став­ший впоследствии как символ царской власти обязатель­ным атрибутом всех земных царей (Ра был старенький и дряхлый, посох ему был необходим по жизни), золотой урей и прядь своих волос, по одному из мифов, он перед смертью сложил в Золотой ящик и велел спрятать его на са­мом востоке Египта.

Власть от Ра унаследовал Шу. Его царствование омра­чилось заговорами и интригами, борьбой за власть или влияние при дворе.

Геб, принявший трон от отца после его вынужденного отречения, повелел найти и доставить ему Золотой ящик, спрятанный от всех умиравшим Ра. Конечно, Геб не позво­лил реликвии остаться символом — он немедленно вскрыл Золотой ящик и тогда… Да, далее почти по «Индиане-Джонсу»: всех, кто участвовал в этом деянии, насмерть уби­ло «дыхание божественной змеи», а сам Геб лишь по счаст­ливой случайности, опаленный и жалкий, остался жить.

Славный мудрец Тот, «понимающий тайны всего, что сокрыто под небесным сводом», позаботился о том, чтобы сокровищница знаний, принесенных богами на Землю, не исчезла, не превратилась в прах. Это он в разных уголках планеты Земля спрятал драгоценные свитки, в которых за­писана вся история Земли до катастрофы и, надо думать, правдивая история пришельцев-эмигрантов. Так что, ско­рее всего, под лапой Сфинкса и правда что-то есть.

Осирис жил на воде, в «хижине из живых змей». Его двойники из Америки — Кецалькоатль и Виракоча — уш­ли из Америки «по воде, на плоту из змей». По всему вид­но, «водяные» они были люди. Змеелюбы.

Так ли уж правильно считать, что мифы сходятся по причине древних связей между этими двумя землями — Египтом и Американским континентом? Не проще ли пред­положить, что помимо Золотого ящика у тех и других бо­гов было что-то и еще, чего не было у землян? А именно — дом, или плот, или средство передвижения вообще…

Впрочем, когда Кецалькоатль прибыл со своими спут­никами из-за моря, прибыл на своих кораблях, их «борта… блестели, подобно змеиной коже»!

А вот чем занимался Кецалькоатль в Андах, где у раз­ных племен его звали по-разному — Кон-Тики, Тунупа, Ту-пака, Илла…

«Творя великие чудеса своим словом, он пришел в об­ласть Канас, и там возле деревни под названием Кача… лю­ди восстали против него и угрожали забросать камнями. Они увидели, как он опустился на колени и поднял руки к небу, как бы призывая помощь в постигшей его беде. По словам индейцев, они затем увидели в небе огонь, который, казалось, был везде вокруг. Преисполнившись страха, они приблизились к тому, кого хотели убить, и умоляли про­стить их… И тогда они увидели, что огонь погас по его при­казу; при этом огонь так опалил камни, что большие куски можно было легко поднять рукой — как будто они из проб­ки. А потом, говорили они, он покинул место, где все это произошло, вышел на берег и, придерживая мантию, на­правился прямо в волны. Больше его не видели».

Что ж, небесные дела Осириса, Кецалькоатля и Вирако-чи весьма напоминают поведение НЛО. Но при чем здесь море, вода и змеи? Кецалькоатль в переводе — Пернатый Змей (даже имя соответствующее!).

Не делая скидок на богатое воображение наших далеких предков, мы наблюдаем в пантеоне божеств любого из наро­дов отголоски посещения неких могущественных существ, заложивших основы созидательной деятельности и уровень цивилизации населения нашей планеты. Элохимы, Проме­тей, Осирис, Мардук, активно вмешивающиеся в жизнь пра-людей, дарующие им власть над огнем, обучающие их пись­менности и календарям, — обо всех сохранились рассказы  современников, позже принявшие аллегорическую форму.

Огромные рисунки, обнаруженные в пустыне Наска в Перу, являются одной из величайших мировых тайн. Это высокое голое плато покрыто изображениями птиц, живот­ных, паука, обезьяны, дельфина-касатки, треугольниками, спиралями и более 13 000 абсолютно прямых линий. Неко­торые из них в сорок километров длиной проходят без от­клонений через тяжелую, гористую местность. Тайна за­ключается в том факте, что с уровня земли видны только мелкие впадины, прорезанные на поверхности, чтобы пока­зать желтую землю внизу. Панамериканский хайвэй был построен через пустыню вообще без рисунков.
Истолкование загадочных творе­ний древних циви­лизаций как отго­лоски их контак­тов с инопланетя­нами предлага­лись задолго до нашего времени различными авто­рами, однако по­пулярной эту идею сделал Эрих фон Деникен. Он утверждал, что античные «бо­ги» — не что иное, как побы­вавшие на Земле инопланетные ас­тронавты.

 

Вероятно, созданные между 400 веком до н. э. и 660 ве­ком нашей эры, открытые с воздуха в 1927 году, они могут

быть видны только с высоты птичьего полета. Это привело Эрика фон Деникена к утверждению, будто линии Наска должны быть путеводными знаками для древних космичес­ких кораблей.

Тогда кто и для чего создал их? Однажды вечером 1940 года профессор Поль Козок из университета в Лонг-Айлен­де увидел, как солнце садится точно вдоль одной из линий, что, очевидно, подтверждало его теорию астрономическо­го назначения рисунков. В 1946 году германский астроном Мария Райхе присоединилась к его работе по расчищению линий. Когда в 1959 году профессор умер, она продолжила свои изучения и издала книгу «Тайны в пустыне». Райхе ут­верждает, что жители Наска были земледельцами, которым требовалось знать, когда сеять и когда собирать урожай. Некоторые линии (как в случае с европейскими рядами ме­галитов) обозначают точки восхода и захода отдельных звезд и планет. Другие не несут таких функций. Предполо­жения (как в случае с европейскими линиями «лей» и китай­скими «ланг ми»), что линии обозначают скрытые потоки геомагнитной энергии, остаются недоказанными.

В 1976 году Мария Райхе посетила Британию в поисках ключей к методам и системам измерений, используемых древними строителями. Она заключила, что строители На-36

 

ска пользовались «мегалитным ярдом» (2,72 фута; 83 см.), применяемым в Британии и Франции, хотя на 1500 лет раньше. Также Райхе заключила, что строители аска пере­вели проект мелкомасштабных моделей на плато в пустыне фрагмент за фрагментом. Каждая часть была отмечена де­ревянными столбами. Райхе утверждала, что нашла ориги­нальные части. Кроме того, она отметила, что Наска, хотя и наиболее впечатляющий, но не единственный такой рай­он в Южной Америке.

Что касается огромных символических фигур и изобра­жений животных, у них нет очевидных практических функ­ций. Однако они, а также золотые и керамические предме­ты, найденные в вертикальных могилах по всему району, доказывают художественные способности (и, возможно, религиозно-магическую озабоченность) строителей. Одна­ко здесь тоже есть тайны. Один рисунок представляет верб­люда, но в Перу нет и, вероятно, никогда не было верблюдов. Это дает возможность сделать предположение (как возможное использование мегалитного ярда) о передаче культурных знаний в древние времена в более широком

 

масштабе, чем позволяют современные ортодоксальные понятия.

Но если линии, невидимые с уровня земли, были созданы как астрономические указатели, то как же их использовали?

То, как привязанные к земле древние перуанцы могли создать такие геометрически правильные фигуры, долгое время было причиной споров.

По одному предположению, жители Наска создали са­мый первый монгольфьер, позволявший подниматься на высоту нескольких сотен футов. Оттуда становилось воз­можным корректировать работы, ведущиеся внизу. Под­тверждением этому служит найденный осколок глиняной посуды с изображением, напоминающим монгольфьер, и то, что коренное население Южной Америки в доколум-бовские времена умело изготовлять ткань, пригодную для постройки воздушного шара. В 1975 году в долине Наска было проведено успешное испытание наполненного горя­чим воздухом воздушного шара.

Американский бизнесмен Джим Вудмен высказал теоре­тическое предположение, что жители Наска использовали шары с горячим воздухом, чтобы посмотреть на свою рабо­ту сверху. В 1975 году (как Тур Хейердал, который пользо­вался только местными, применимыми в древности матери­алами) он построил воздушный шар из тканой материи (ее дырочки были заделаны «копотью»), гондолу (из камыша с озера Титикака) и взлетел.

Уголь, горевший в глиняном горшке, служил источни­ком горячего воздуха для подъема.

Этот летательный аппарат был спроектирован по рисун­кам, найденным в пустыне Наска. Теория Вудмена являет­ся предметом горячих споров, несмотря на очевидный ус­пех его эксперимента. Он практически доказал, что жители области Наска могли летать на шарах с горячим воздухом, но это кажется несколько сложноватым путем, если дело касается определения, когда сеять и когда убирать урожай.

Фон Деникен отверг идею, что рисунки в Наска могут быть дорогами, и отметил их подобие с современными летными полями. Предположение фон Деникена о том, что Наска могла служить местом посадки для космического ко­рабля, легко опровергнуть. Инопланетный космический корабль вряд ли нуждался в длинных горизонтальных по­лосах для взлета и посадки, если корабли имели возмож­ность взлетать и садиться вертикально, подобно тому, как делают летающие тарелки. Также некоторые изображения пересекаются холмами и складками местности, что может быть неудобно для размещения служб летного поля. Почва долины Наска мягка и большей частью состоит из песка, тогда как для приземления аппарата тяжелее воздуха необ­ходима достаточно твердая поверхность. И наконец, ри­сунки в Наска можно видеть только в светлое время суток, что делает ночные приземления затруднительными.

Согласно другому объяснению, загадочные фигуры На-ска служили частью астрономической обсерватории. Рису­нок птицы, прозванный Кондором, напоминает древнее со­звездие Павлина, видимое в Южном полушарии. По этой гипотезе, рисунки, обозначающие созвездия, были сделаны для того, чтобы обратить внимание богов на небесах на су­ществование и деятельность людей.

Сделать определенные выводы о целях и задачах рисун­ков в пустыне Наска пока невозможно. Цель создания ли­ний остается такой же таинственной, как цель создания фи­гур. Однако опять разногласия между современной теори­ей о прошлом (ортодоксальной или нет) и признаками это­го прошлого, открытого через его необъяснимые останки, только увеличиваются.

 



Читайте также...



alieneternal