Игры с пространством вселенной

Когда мы задумываемся о пространстве, в нашем вооб­ражении неизменно встает образ либо пустой комнаты, обозначенной непроницаемыми стенами, либо безбрежно­го неба, в котором наш взгляд тоже упирается в синеву, как в некий купол, по представлениям древних. Все имеет свои границы, точки координат, слито в некоем символе… На большее человеческий мозг вряд ли способен. Но как же быть с безвоздушным пространством? Оказывается, и там мы находим точки опоры для нашего глаза: мы видим ог­ромное количество звезд, похожих на маленькие дырки на черном листе бумаги, мы знаем, что Вселенная расширяет­ся, какие-то газы летят от центра Вселенной, а значит, умо­зрительно мы можем себе представить, что это-то и есть край Вселенной. Но как же быть с абсолютным Ничто, с праматерией, когда самой Вселенной не было и в помине?

Наверное, не стоит отходить от обычных мыслительных способностей человека и заставлять его представлять зри­тельно то, чего нет. Поэтому единственное, в чем мы спо­собны выразить Абсолютное Ничто, — это математичес­кие уравнения.

Абсолютное Ничто — это физический ваку­ум, так как в вакууме, который окружает небесные тела, да­леко не все пусто — об этом уже не раз говорили ученые и даже подтверждали теоретически, а теперь с помощью со­временных и мощных приборов удалось найти массу час­тиц, рождающихся из этого вакуума и в нем же растворяю­щихся. Известный российский ученый Геннадий Иванович Шипов, он же заведующий лабораторией Международного института теоретической и прикладной физики, разрабо­тал теорию, которая так и называется: «Теория физическо­го вакуума, торсионного поля и психофизика».

Шипов дерзнул предположить, что можно объяснить все сущее в мире, если считать, что все в этом подлунном мире относительно. Как мы знаем, Эйнштейн построил теорию относи­тельности, используя ускоренные системы отсчета. Во всех уравнениях и формулах Эйнштейна присутствуют констан­ты ньютоновской механики, но присутствуют как констан­ты переменные, постоянной остается только скорость све­та. Стало быть, механика Ньютона остается тоже, но ото­двигается на задворки науки как частный случай, как то, что не может определять движения науки об относительно­сти. Шипов же отнесся к такому, мягко говоря, нелицепри­ятному положению вещей несколько скептически и решил исправить положение, дабы не было в науке сирот или па­сынков. Он попробовал теоретически раздвинуть границы принципа относительности, чтобы охватить все ранее со­зданные теории, а на их основе создать и новые теории, бо­лее глобальные и более общие. Выходило так, что в мире все становилось относительным — и частицы, и поля, и пространство, и время…

Но если исходить из закона о единстве и борьбе проти­воположностей, то относительность не может существо­вать сама по себе, иначе это уже нельзя назвать относитель­ностью. Точно так же нельзя назвать букву А буквой, если не существует алфавита, не существует не-букв, а есть толь­ко в нашем умозрительном пространстве единственная А. Еще Флоренский писал в одном из своих религиозно-фило­софских учений: для того чтобы понять, что перед нами буква А, рядом с ней должна быть Б, и так далее.

Точно так же, выходя из замкнутого пространства материнской утро­бы, ребенок переживает стрессовую ситуацию, так как ощу­щает пространство, отдельным от себя, оно как бы вывора­чивается наизнанку. И только тогда, когда ребенок в по­стоянном соприкосновении с окружающей средой, с тем, что является не-я, он начинает формироваться как лич­ность, как самоосознающая единица сознания. Выходит, у относительности тоже, в противовес ей, должна быть не-от-носительность.

Но что это может быть? Шипов уверенно считает, что этой не-относительностью может быть только Абсолютное Ничто, и доказывает это строгими математи­ческими уравнениями. На самом деле, если заподозрить, что в этом Ничто есть Нечто, то, значит, и оно попадает под теорию относительности. Только найдя параметры или характеристики, которые могли бы определить это Ничто по отношению к Что-то, можно прийти к определенному решению, и за это взялся Г. И. Шипов.

Вначале он определил четыре уровня, по которым мож­но найти такие характеристики: в первом уровне происхо­дит нумерация точек пространства, то есть оно как бы оп­ределяет свои координаты, где могло бы проявиться как сущность. В этот момент начинает рождаться и время в сво­ем свернутом виде, так как время и пространство — нераз­делимая пара и существовать в отдельности не могут. На втором уровне, по его расчетам, возникает первичное тор­сионное поле, то есть из этого пронумерованного прост­ранства начинает рождаться совокупность пространствен­но-временных вихрей.

Пока еще в них не находится ника­кой энергии, способной созидать, но тем не менее в этих ви­хрях уже присутствует определенная информация, которую они переносят в различных направлениях, если о таковых можно говорить. Шипов говорит о том, что вихри эти де­лятся на «левые» и «правые», то есть, исходя из «Закона со­хранения пустоты», если из этого Ничто появилось Нечто, значит, должно было появиться и анти-Нечто. Эти самые Да и Нет, нейтрализуя друг друга, находились в непрояв-ленном состоянии в Ничто. Именно непроявленность двух противоположностей и является сущностью Ничто, точно так же, как нуль содержит в себе в не-проявленном состоя­нии такую, к примеру, сумму, как +1 и — 1 . Скорость ин­формационного сигнала в этих полярных вихрях немысли­мая, она в несколько раз превышает скорость света.

Дальше процессы развертывания или рождения прост­ранства становятся намного сложнее. На третьем уровне возникающей реальности в вакууме рождаются матрицы возможной материи самой различной природы. Это происходит в результате информационного обмена сигналами между полярными вихрями на втором уровне. Называть это материей пока еще рановато, скорее всего, это больше похо­дит на план постройки дома, на его чертеж, который, с од­ной стороны, уже существует в реальности как направлен­ность и цель действия, но с другой сторон,— присутствует в своем изначальном варианте, требующем дополнительных усилий, коррекции и новых информационных связей.

Самый последний, четвертый, уровень наиболее близок нам, так как представляет собой наш реальный мир, вернее,

переход непроявленной материи в свое проявленное состоя­ние. Этот переход совершается и по сей день, рождая новые звезды и созвездия. У Г.И.Шипова был великий предшест­венник по имени Николай Козырев, но мы поговорим о нем (вернее, о его теории происхождения и сущности вре­мени) на этих страницах позже.

Однако вернемся к проявлению непроявленной реально­сти (материи). Возникающие то тут, то там черные дыры тоже имеют к этому самое прямое отношение. У четверто­го уровня, как считает Шипов, очень много общего со вто­рым уровнем, а именно с рождением торсионных полей. Так же, как и там, появляются «правые» и «левые» вихри, в проявляющейся материи образуются две ее разновидности. Их можно назвать либо «правая» и «левая» материя, либо материя и антиматерия.

Не хотелось бы заниматься религи­озно-философским теоретизированием и сравнивать это с раем и адом, хотя мы непременно коснемся и этого важней­шего вопроса; теперь же гораздо полезнее представить се­бе, что происходит в этом антипространстве. Конечно, об этом можно рассуждать только теоретически, но все же… Если, к примеру, в правоматериальном мире (будем назы­вать так наш мир для примерного отличия, хотя названия на самом деле никакой роли здесь не играют) вы, сжимая шар, ощущаете противодействие, то в мире левоматериаль-ном вашу руку шар будет сам «притягивать» к себе.

Мы, например, привыкли, что, чем дольше мы идем к предмету,  тем ближе он к нам становится, хотя все прекрасно понима­ют, что такое есть горизонт и, сколько к нему ни иди, бли­же он все равно не станет… Примерно так же можно обри­совать взаимоотношения объектов в левоматериальном мире: при обратном движении от объекта он приближает­ся, а если же вы хотите к нему приблизиться, то дело ваше плохо: вы будете очень похожи на героя из сказки Льюиса Кэррола «Алиса в Зазеркалье». Когда там ели бекон, то он, вместо того чтобы уменьшаться, наоборот, увеличивался. Такое непривычное взаимоотношение даже с собственной рукой мы можем наблюдать и на Земле: попробуйте подой­ти к зеркалу и на перевернутом к стеклу листе бумаги напи­сать собственное имя, если, конечно, вы не разведчик и не имеете такой практики. Видимо, Алиса была совсем не глу­пой девочкой, когда говорила, что на Луне люди, то есть лунатики, ходят вниз головами…

В результате этого четырехуровневого исследования Абсолютного Ничто мы неизменно приходим к вопросу: «Если это Ничто, то почему бы ему не оставаться Ничем, с какой, извините меня, головной боли оно вдруг взяло и ста­ло самоорганизовываться?»

Все правильно. Еще со школьной скамьи мы знаем, что, если тело находится на какой-то высоте, оно обладает по­тенциальной энергией, но для того, чтобы эта потенциаль­ная энергия превратилась в кинетическую, требуется уси­лие извне, то есть нужен целенаправленный волевой акт. Следовательно, это Абсолютное Ничто само должно орга­низовать себя для такого волевого усилия? Выходит, так. Сам Шипов утверждает, что Абсолютное Ничто вполне можно рассматривать как Сверхсознание — оно идеально, активно, целенаправленно и созидательно.

Получается, марксисты доспорились с приверженцами теорий абсолют­ной творящей идеи как прообраз материальных вещей, до того, что одна из самых материалистических наук — физи­ка — диктует необходимость Сверхразума. Вот вам и тво­рящее Сверхсознание, то есть Бог…

 

Пусть с сотворения мира прошло довольно много вре­мени, но это ничуть не значит, что информационные сигна­лы, о которых мы говорили во втором уровне, прекратили свое существование. До сих пор информация разносится по Вселенной со скоростью выше световой, до сих пор мы про­низаны этой информацией, хотя не в состоянии уловить ее и обработать (не будем говорить о сверхчеловеческих спо­собностях, а возьмем пока среднестатистического обывате­ля). Шипов в результате долгих размышлений пришел к за­ключению, что в современном мире существуют уже два ви­да торсионных полей, которые несут информационные сиг­налы. Только теперь, в отличие от полярных полей «лево­го» и «правого» (назовем их первичными), существуют еще и вторичные торсионные поля. Эти поля рождаются мате­риальными объектами, в том числе и человеком, его дея­тельностью. Шипов положительно относится к эзотеричес­кому учению, в котором говорится, что человек, как косми­ческая структура, состоит из семи тел, и даже подводит это учение к своей собственной теории. Он считает, что самые тонкие казуальные тела человека, а их два — душа и дух, — образованы не чем иным, как первичными торсионными полями, которые несут в себе чистую, не искаженную чужи­ми полями, информацию. И если говорить об остальных тонких телах человека — эфирном, астральном, менталь­ном, — то все они базируются на теле физическом и в ком­плексе своем являются генератором вторичного торсион­ного поля.

О замечательной и вполне в духе конца века работе Ген­надия Ивановича Шилова нам стало известно из газеты «Оракул» № 5 за 1997 год. Заведующего лабораторией Международного института теоретической и прикладной физики «пытал» Евгений Крамарский.

Вернемся к этим же теориям, но уже с нашей точки зре­ния. Вторичные и первичные торсионные поля, взаимодей­ствуя друг с другом, порой не всегда находят общий язык, и причиной этому, как правило, является существо разумное — будь то человек или инопланетянин. В результате че­го причинно-следственные связи начинают противоречить друг другу, взаимоисключать или взаимоискдючаться, и носитель этой помехи попадает на «мушку» чистильщикам. Приносим извинение за этот термин, привнесенный в раз­говор об НЛО из… криминальной практики: за киллером, сработавшим не совсем «чисто», неотступно следует «чис­тильщик», и его задача — либо умело замести следы убий­ства, либо, смотря по обстановке, когда нет возможности «стереть» следы, в конце концов убрать самого киллера, выполнявшего основную задачу… Так и мы, человечество, исполняя на Земле и в Космосе свою, предначертанную во­лей Создателя, отдельную роль (вне зависимости от того, знаем мы ее или даже не догадываемся о ней), имеем за спи­ной касту чистильщиков, приводящих единое поле Вселен­ной в состояние невозмущенности (или, если хотите, равно­весия, хотя и тот и другой термины очень условны и не рас­крывают полного объема своего содержания).

Не стоит иронично улыбаться над существованием тор­сионных полей: их существование подтверждено экспери­ментально уже в ряде лабораторий. Это не теоретическая абстракция, когда многие пытались представить себе Абсо­лютное Ничто. Уже созданы специальные приемники и да­же генераторы торсионных полей, и нашлось немало смельчаков, которые по собственной инициативе пошли на этот эксперимент. Эти поля были обнаружены при явлени­ях психофизических — то есть человек способен влиять на эти торсионные поля, даже если он не наделен особыми па­ранормальными способностями. А что уж говорить о тех, кто может воздействовать на них целенаправленно (целите­ли, экстрасенсы, гипнотезеры)! В результате воздействия на торсионное поле человеком они способны передавать мыс­ленные образы (телепатия), могут без применения физичес­ких усилий передвигать материальные предметы (телеки­нез), а есть и такие люди, кто может подключаться к едино­му информационному полю (первичным торсионным полям), что дает им возможность заглядывать в прошлое и будущее как отдельных людей, так и целых эпох. Также Шипов считает, что вполне доступно доказать теоретичес­кую возможность возникновения из вакуума не только эле­ментарных частиц, но и более сложных физических объек­тов, а значит, телепортация тоже явление не фантастичес­кое, и носители этой способности далеки от лженауки и лжетехники, как еще недавно мы обзывали все непонятное.

Существование нескольких пространств одновременно дает повод думать о наличии казуального пространства, или пространства, в котором существуют все причинно-следственные связи. Оно, видимо, находится на стыке двух типов торсионных полей, которые, взаимодействуя друг с другом, постоянно меняют его структуру. Изменения изме­нениям рознь, они не должны носить хаотичного, разруши­тельного характера, и вторичное торсионное поле не долж­но оказывать доминирующего влияния на первичное поле, хотя, как говорил Нильс Бор в теории о малых величинах, не только звезды влияют на нас, но и мы меняем сущность самих звезд. Это взаимообратный процесс. Поэтому суще­ствование в казуальном пространстве неких существ, пусть даже называют их духами, отвечающих за исправное и упо­рядоченное возникновение этих связей, необходимо и даже предопределено.

До наступления момента, когда мы займемся конкрет­ным выяснением, пока не стоит их относить ни к чертям, ни к ангелам, а назовем их просто — Люди в черном. Если хо­тите, Чистильщики.

 



Читайте также...



alieneternal

ПОДДЕРЖИ САЙТ, 
ПОДПИШИСЬ НА НАШУ ГРУППУ ВКОНТАКТЕ

Жми ⇓