Проблемы, вызываемые похищениями пришельцев

Естественно, что похищение оказывает сильнейшее воздействие на жизнь испытавшего. Оно может серьезно травмировать его психику, породить острую, тревогу. С другой стороны, похищение может привести к трансформации сознания и способствовать духовному развитию.

Травма

Травматический аспект имеет четыре измерения. Во-первых, сам эпизод похищения. Когда человек обездвижен и против воли доставляется странными существами в незнакомое место, где подвергается инвазивным процедурам, напоминающим изнасилование, унизительным для его человеческого достоинства, это неизбежно наносит удар по его психике. Даже удивительно, что в массе похищенные не страдают особо тяжкими эмоциональными расстройствами.

Во-вторых, испытавшие всю жизнь чувствуют себя в изоляции, страдают от отчуждения. Независимо от того, помнят ли они встречи с пришельцами, похищенные сознают себя “не такими, как все”, чувствуют, что они чужие в обществе, даже в тех случаях, когда им удается относительно преуспевать. В детском возрасте испытавшие почти всегда слышат, что то, что с ними произошло, – “всего лишь дурной сон”. Иногда их даже обвиняют во лжи. Так что со временем они привыкают скрывать свои переживания, что повергает их в отчаяние безысходного одиночества. Один восьмилетний похищенный ответил мне крайне изумленным взглядом, когда я спросил его, рассказывал ли он друзьям о своих встречах с пришельцами. Этот мальчик превосходно умел отличать реальные похищения от снов про НЛО. “Нет, я никому об этом не говорю, – пояснил он. – Я не хочу, чтобы они знали про то, что я с ними встречаюсь. Мне кажется, люди будут напуганы и станут меня сторониться”. И действительно, скрывая свои впечатления, этот мальчик сохраняет популярность среди сверстников, остается на хорошем счету у педагогов, которые не находят в нем ничего особенного. Взрослые похищенные тоже предпочитают не обсуждать свой опыт, исключение составляют очень доверительные отношения. В большинстве же случаев такого рода откровенные признания наталкиваются на стену скептицизма и подвергаются ложному толкованию, а часто просто вызывают насмешки.

В-третьих, “похищения вызывают онтологический шок, когда люди убеждаются в реальности своего опыта. Подобно всем нам, они воспитаны в западной традиции и привыкли считать, что Земля – единственная обитаемая планета во Вселенной. Поэтому вторжение в наш мир инопланетных разумных существ, во многом нарушающее признанные у нас законы физики, кажется им совершенно невероятным. Похищенные всеми силами стараются держаться версии, согласно которой события, постигшие их, вызваны какими-либо объяснимыми психологическими причинами. Даже когда они говорят мне о реальности Этих событий, эта надежда не оставляет их.

 

И наконец, травмы, связанные с похищением, имеют одну неприятную особенность: они могут давать рецидив в любое время. Большинство травм, например, оставленных войной, являющихся результатом изнасилования или жестокого обращения в семье в детском возрасте, конечны. Они могут действовать довольно продолжительное время, но, однажды кончившись, больше не возвращаются. Сами похищения непредсказуемы, и травмы, оставленные ими, проявляются также непредсказуемо. Так, родители, подвергшиеся похищениям, вначале обращаются к врачу, чтобы исследовать собственный опыт. Но потом они сознают, что не могут защитить своих детей, что порождает у них возобновление интереса к более глубокому прошлому опыту похищений и вызывает новые травмы.

Кроме длительных травматических последствий испытавшие страдают от ряда длительных симптомов. Порой бывает трудно соотнести их с похищением. К таким симптомам относятся различные страхи, о которых говорилось раньше, например, страх перед больницами и иглами, а также боли в конечностях, проблемы с желудочно-кишечным трактом, урологические и гинекологические, а также сексуальные расстройства (см. Джерри, глава 6). Своеобразная ирония заключается в том, что похищенным, пострадавшим от встреч с пришельцами, так часто приходилось наблюдать исцеления от различных недугов, начиная от мелких ран до пневмонии, детской лейкемии и даже избавления от атрофии мышц вследствие полиомиелита.

Примечательно, что не все похищенные испытали инвазивные травматические процедуры, которые стали считаться главным отличительным признаком похищений пришельцев (см., например, главу 15, Артур). Думаю, что отдельные похищенные просто отрицают, скрывают или начисто забывают инвазивные процедуры, произведенные над ними. Некоторые утверждают, что были “избраны” исключительно для “обучения”, даже “просвещения”, своего рода перепрограммирования, как это назвала одна женщина.

Как правило, просвещением занимаются эфемерные полупрозрачные существа, излучающие свет. Возможно, эти люди, которые, как правило, обладают незаурядными руководящими способностями, имеют особое сознание, проявляют большее бесстрашие, лучше умеют сохранять самообладание, чем их коллеги по несчастью. Этот вопрос заслуживает дополнительного исследования.

Как отмечается в нескольких главах этой книги, опыт похищения может расстроить супружеские или иные интимные отношения. Это особенно явно обнаруживается в тех случаях, когда лишь один партнер является жертвой похищений, а другой никак не может принять его опыт как реальность. Отношения оказываются подорванными и в тех случаях, когда один из партнеров делает значительный прогресс в своем интеллектуальном и духовном развитии, что может быть прямо или косвенно связано с похищениями и оставляет супруга или партнера далеко позади (см. Ева, глава 11).

Трансформация, или изменение сознания

В этой книге вопросу трансформации, или изменения сознания вследствие похищений, уделяется большее внимание по сравнению с книгами других авторов аналогичной тематики. У меня есть целый ряд оснований для того, чтобы особо выделить данный предмет. Во-первых, по моему мнению, этот аспект всегда недооценивался, оставался в тени, в то время как главное внимание уделялось сугубо негативным для психики человека процедурам, производимым пришельцами. Во-вторых, мне кажется, что это очень мало исследованная область имеет большое значение. И, наконец, на мой взгляд, это просто интересно. Как психиатр, имея дело с похищенными, я, по сравнению со своими коллегами, почему-то получаю от пациентов больше информации такого рода. Мне и самому неясно, почему это происходит. Может быть, ко мне просто тянутся те из

 

ших, которые жаждут разобраться с изменениями произошедшими в их сознании. Возможно, похищенный чувствует, что я без предубеждения выслушаю то, что некоторые врачи найдут слишком смелым отступлением от реальности. Не исключено, что это эффект моей личной эволюции исследуя изменения в сознании похищенных, я сам каким-то образом изменился и стал легче воспринимать сведения, идущие вразрез с общепринятыми представлениями. Как бы там ни было, я очень стараюсь не внушать своим пациентам готовых ходов, не задавать наводящих вопросов, никоим образом не направлять их рассказ в определенное русло. Поэтому информация, касающаяся расширения духовного и интеллектуального потенциала у людей, испытавших похищения, всплывает на моих сеансах спонтанно, а не в ответ на мои вопросы.

Я кратко опишу типы явлений, которые связываю с трансформацией, или изменением сознания. Во-первых, необходимой предпосылкой трансформации является изменение отношения испытавшего к опыту встреч и к самим пришельцам. Бывает, что в детстве пришельцы вызывали у испытавшего симпатию, воспринимались как товарищи по играм. Однако с наступлением переходного возраста, когда человека привлекают к репродуктивным экспериментам, связанным с получением гибридного потомства, он начинает испытывать неприязнь к своим мучителям. Но со временем некоторые находят в себе силы увидеть в пришельцах партнеров, наладить общение с представителями другой цивилизации. В некоторых случаях испытавшие даже чувствуют любовь пришельцев и отвечают им взаимностью. Им кажется, что это чувство глубже и многограннее обычной земной любви. В процессе эволюции важную роль играет общение посредством глаз. Отчасти под влиянием такого общения испытавшие, которые раньше приходили в ярость оттого, что у них отбирали сперму или яйцеклетки для выращивания гибридов, начинают чувствовать себя полноправными участниками эксперимента, оценивают свой вклад в процессы эволюции жизни.

 

Возможно, мне возразят, что подобный сдвиг в сознании – не что иное, как действие защитного

механизма, включающегося в условиях полной беспомощности перед лицом насильственных травмирующих процедур, самообман, в который жертвы эксперимента впадают, чтобы притупить свою боль. Так может выражаться попытка нашего “я” сохранить иллюзию контроля над ситуацией. При этом человек начинает как бы добровольно отдавать то, что у него отбирается силой. Такое изменение отношения позволяет сгладить душевный разлад: человек утешает себя тем, что, страдая, вносит вклад в великое дело, от которого выиграет вся Вселенная. С другой стороны, переживая похищения, которые оказывают огромное воздействие на все стороны психики, люди, возможно, получают доступ к высшим, обычно им недоступным ценностям и действительно возвышаются над личными интересами, приобщаются к вселенской любви и начинают ощущать связь со всем живым.

Когда говоришь о любой стороне феномена встреч с пришельцами, бывает чрезвычайно сложно отделить причину от следствия или вообще мыслить категориями причинности. Например, можно ли сказать, что похищенный принимает (и передает) информацию об опыте прошлой жизни, потому что его сознание открыто для восприятия подобных явлений? Или проявление в сознании воспоминаний о прошлой жизни, подкрепляемое нашими совместными исследовательскими усилиями, расширяет горизонты сознания, обостряет в человеке ощущение его связи с живой материей, имеющейся во Вселенной?

Поскольку отношения человека с пришельцами могут со временем коренным образом измениться, я ставлю под сомнение классификацию пришельцев на “хороших”, созидающих, помогающих и “плохих”, враждебных, стремящихся погубить нашу планету. По рассказам многих испытавших выходит, что светлые существа хорошие, от них исходит любовь, серые – деловитые и бездушные. Такое разделение подозрительно напоминает националистические стереотипы мышления. Подобный подход давно скомпрометировал себя, когда речь идет об оценке качеств той или иной этнической или религиозной общности, поэтому его едва ли стоит применять в исследованиях столь тонкого явления, как встречи с пришельцами. Кроме того, многим испытавшим приходится сталкиваться, например, и со светлыми, и с серыми существами (см. главу 15), и с рептилиями, и с маленькими серыми гуманоидами (см. главу 14). И те и другие соседствуют в одном эпизоде похищения. Возможно, мы имеем дело с процессом эволюции в отношениях, которые не поддаются привычным классификациям, основанным на полярностях.

Ниже перечислены типы событий, которые могут быть связаны с личностным развитием и трансформацией:

  1. Осуществляется прорыв, то есть, полностью испив чащу ужаса, связанного с беспомощностью перед лицом похитителей, с их инвазивными процедурами, испытавший признает, что власть принадлежит пришельцам. За этим следует развитие новой фазы отношений человека и пришельцев, которые дают испытавшему духовный и интеллектуальный толчок. Его “эго” умирает, происходит трансформация, и он переходит на другой уровень сознания.
  2. Пришельцы воспринимаются как посредники между человеком и первопричиной творения, или “Богом” (в смысле скорее космического разума, нежели персонифицированной сущности). При этом испытавшие нередко отождествляют пришельцев с ангелами или другими “светлыми существами” (включая “серых”}.
  3. Испытавшие могут ощущать себя возвращающимися в свой космический “дом”, невыразимо прекрасное место, расположенное вне времени и пространства. Когда это происходит во время сеанса гипноза, человека охватывает бесконечная радость, ликование сродни оргазму. И наоборот, похищенные могут рыдать от горя, когда им приходится покидать свой космический дом и возвращаться на Землю, чтобы снова вернуться к своей человеческой ипостаси.

 

  1. Во время сеанса испытавшие переживают прошлую жизнь, что вызывает у них соответствующие сильные эмоции. Это особенно часто происходит, когда исследователь обращается к событиям, которые вспоминались человеку с детства. Так, испытавший может сетовать во время сеанса, что он снова оказался на Земле, вернулся и так далее, – в таких случаях я позволяю себе задать вопрос: прошлая жизнь, которая всплывает в воспоминаниях, связана с развитием личности или эволюцией испытавшего? Это я видел на примере Джо.
  2. Описания прошлой жизни дают в руки исследователя и пациента представление о времени в ином ракурсе, а также о природе человеческой идентичности. Циклы рождения и смерти повторяются, так что человек переживает их снова и снова. При этом “возродившийся” человек придает жизни другое направление, чтобы над ней менее довлел человеческий эгоцентризм. Тогда непрерывность жизни понимается по-новому, в ее вселенской перспективе. Сознание воспринимается не как продукт деятельности мозга, а как нечто простирающееся за пределы жизни того или иного человека. Понятие о душе как сущности, отдельной от тела, наполняется смыслом.
  3. Когда человек усваивает концепцию независимого существования сознания от тела, для него открывается путь к другим “надличностным” переживаниям, он обретает возможность отождествлять сознание с бесконечным количеством живых существ и неживых субстанций, в различных сочетаниях времени/пространства и за пределами действия этих категорий. Например, Пол (см. главу 10) во время сеанса почувствовал, что он идентифицирует себя с динозаврами или динозавроподобными рептилиями, мысленно пережил присутствие на месте крушения НЛО, случившегося за несколько десятков лет до его рождения, испытал боль, когда инопланетные существа стали жертвой человеческой агрессивности. Другой похищенный, по национальности бразилец, на сеансе гипноза “вспомнил” свой национальный фольклор, проникся духом мифов своего народа, от которого давно оторвался, восприняв достижения западной культуры.
  1. Важной стороной явления надличностных переживаний является то, что некоторые испытавшие ощущают двойственность, чувствуют свою принадлежность и земле и миру пришельцев, ощущают себя одновременно земным человеком и пришельцем. В своей пришельческой ипостаси они делают многое, что пришельцы делали с ними как с людьми: изучают человеческое сознание или даже осуществляют репродуктивные процедуры. Пришельческая личность каким-то образом связана с человеческой душой. Поэтому такие люди чувствуют, что их задача примирить в себе человеческое и пришельческое начало, для чего они наделяют свою человеческую ипостась новой духовностью высшего порядка.
  2. Переживая во время сеансов гипноза свой прежний опыт встреч с пришельцами, испытавшие на’чинают воспринимать другие реальности, выходящие за пределы времени/пространства. Они получают доступ в сферы, которые были прежде сокрыты от них “вуалью” – это слово они часто употребляют, или преодолевают барьер, из-за которого им приходилось сидеть “в своем ящике” – также ходовой оборот среди испытавших, которым они обозначают ограниченный физический мир. Когда я расспрашиваю испытавших об их переживаниях, они затрудняются подобрать подходящие слова. Они говорят о “коллапсе”, или свертывании-развертывании времени и пространства, жалуются на отсутствие адекватных понятий у людей. Они говорят об одномоментной множественности времени и пространства.

В результате пережитого испытавшие открывают для себя новое понимание своего места во Вселенной, понимают, что должны играть свою роль смиренно и скромно, ставя превыше всего интересы сохранения гармонии и функционирования системы. Их охватывает священный ужас перед тайнами природы. И они признают бесконечную святость мира природы, предаются грусти по поводу экологического кризиса, в котором погрязла наша планета. Одна из пациенток Джона Карпентера, осознав свой опыт похищений, стала называть себя “дитя Вселенной”. Значение и возможные практические последствия подобных трансформаций для будущего человечества будут рассмотрены в отдельных главах.

В этой книге приводится описание тринадцати случаев. Для нее были отобраны истории моих пациентов – восьми мужчин и пяти женщин из числа семидесяти шести похищенных, которых я опрашивал, руководствуясь следующими критериями:

  1. Их истории, хотя местами сложные для понимания, казались мне достаточно последовательными для того, чтобы я мог воссоздать внятный рассказ.
  2. Каждый из случаев весьма отчетливо иллюстрировал несколько центральных аспектов феномена встреч с пришельцами.
  3. Все герои моей книги разрешили обнародовать их истории, в одних случаях я использовал их настоящее имя, в других – псевдоним.
  4. Я знал всех этих людей достаточно хорошо. Но нескольких испытавших я знал лучше, чем других, работал с ними дольше и проводил с ними более глубокие исследования. Если я решил не приводить их истории на страницах этой книги, то лишь потому, что не ощущал в себе способностей передать все богатство их опыта, так как некоторые аспекты просто не поддаются ясному описанию.

Последовательность историй отражает нарастание сложности – от более простых рассказов я перехожу к более многообразным. Последний случай наводит на мысль, что похищение может иметь последствием преобразование наших институтов и общественной жизни,



Читайте также...



alieneternal